Нейрохирургия рекомендации: Клинические рекомендации. Неврология и нейрохирургия

Содержание

Детская нейрохирургия. Клинические рекомендации

Авторский коллектив

Список сокращений и условных обозначений

Методика оценки клинических рекомендаций

Часть 1. Гидроцефалия и кисты

1. Внутрижелудочковые кровоизлияния и постгеморрагическая гидроцефалия у новорожденных

1.1. Этиология и патогенез

1.2. Классификация внутрижелудочковых кровоизлияний

1.3. Общая организация лечебного процесса

1.4. Хирургические методы лечения

1.5. Ведение пациента с внутрижелудочковым кровоизлиянием

1.6. Приложения

2. Aрахноидальные кисты латеральной щели головного мозга у детей

2.1. Этиология и патогенез

2.2. Классификация

2.3. Диагностика арахноидальных кист латеральной щели

2.4. Хирургическое лечение арахноидальных кист латеральной щели

2.5. Осложнения

2.6. Коррекция гидроцефалии и кист головного мозга(рекомендации)

2.7. Кадровое и материально-техническое оснащение

2.8. Диспансерное наблюдение

Часть 2. Черепно-мозговая травма

1. Лечение пострадавших детей с черепно-мозговой травмой

1.1. Организация нейротравматологической помощи

1.2. Догоспитальный этап

1.3. Специализированный стационар

1.4. Хирургическое лечение черепно-мозговой травмы

1.5. Приложения

Часть 3. Опухоли головного мозга у детей

1. Хирургическое лечение детей с нейроэпителиальными опухолями головного мозга

1.1. Введение

1.2. Эпидемиология нейроэпителиальных опухолей

1.3. Первичная диагностика нейроэпителиальных опухолей у детей

1.4. Оказание неспециализированной помощи детям с нейроэпителиальными опухолями

1.5. Первичное хирургическое лечение нейроэпителиальных опухолей у детей

1.6. Лечение рецидивов нейроэпителиальных опухолей

1.7. Приложения

2. Опухоли головного мозга у детей грудного возраста:клиническая картина, диагностика и хирургическое лечение

2.1. Этиология и эпидемиология

2.2. Основные проблемы лечения

2.3. Морфология и топография опухолей головного мозга у детей грудного возраста

2.4. Ранняя диагностика опухолей головного мозга в грудном возрасте

2.5. Хирургическое лечение

2.6. Адъювантная терапия

3. Лечение медуллобластом у детей старше 4 лет

3.1. Эпидемиология и классификация

3.2. Клиническая картина

3.3. Диагностика

3.4. Стадирование

3.5. Хирургическое лечение

3.6. Стратификация по группам риска

3.7. Лучевая терапия

3.8. Химиотерапия

3.9. Контроль после проведенного комплексного лечения

3.10. Приложения

4. Лечение интракраниальных эпендимом у детей

4.1. Общие данные

4.2. Клиническая картина заболевания

4.3. Прогностические факторы

4.4. Дооперационная диагностика

4.5. Хирургическое лечение

4.6. Послеоперационная диагностика

4.7. Динамическое наблюдение после хирургического удаления опухоли

4.8. Лучевое лечение эпендимом

4.9. Химиотерапия

4.10. Контроль после проведенного лечения

5. Диагностика и лечение опухолей ствола

5.1. Эпидемиология

5.2. Классификация

5.3. Диагностика

5.4. Клиническое обследование

5.5. Лечение опухолей ствола мозга

6. Комплексное лечение впервые выявленных низкодифференцированных глиальных опухолей головного мозга у детей

6.1. Общие положения

6.2. Классификация

6.3. Диагностика

6.4. Лечение

6.5. Приложение. Алгоритм впервые выявленных низкодифференцированных глиальных опухолей головного мозга у детей

7. Диагностика и лечение герминативно-клеточных опухолей центральной нервной системы

7.1. Общие данные

7.2. Классификация

7.3. Диагностика

7.4. Общие принципы лечения

7.5. Лечение различных видов

7.6. Приложение. Алгоритм лечения пациентов с чистой герминомой

8. Диагностика и лечение интрамедуллярных опухолей спинного мозга

8.1. Общая информация

8.2. Диагностика

8.3. Тактика первичного лечения

8.4. Обеспечение операции

8.5. Послеоперационное ведение

8.6. Адъювантная терапия

8.7. Лечение рецидивов

8.8. Катамнестическое наблюдение9. Диагностика и лечение пациентов с эпендимомами конечной нити спинного мозга

9.1. Общая информация

9.2. Диагностика

9.3. Тактика первичного лечения

9.4. Операция

9.5. Послеоперационное ведение

9.6. Наблюдение за пациентом в отдаленном послеоперационном периоде

9.7. Лечение рецидивов

Часть 4. Мальформации центральной нервной системы

1. Лечение больных с кавернозными мальформациями центральной нервной системы

1.1. Общие вопросы

1.2. Организация медицинской помощи

1.3. Диагностика

1.4. Лечение заболевания

1.5. Ведение больного в послеоперационном периоде

1.6. Радиохирургическое лечение

1.7. Консервативное лечение

1.8. Медицинская реабилитация

2. Хирургическое лечение несиндромальных краниосиностозов у детей

2.1. Общие сведения

2.2. Классификация

2.3. Диагностика

2.4. Хирургическое лечение

2.5. Диспансерное наблюдение

2.6. Приложение. Алгоритм рентгенологической диагностики краниосиностозов3. Диагностика и лечение синдрома фиксированного спинного мозга у детей

3.1. Терминология

3.2. Введение

3.3. Диагностика и первичное лечение

3.4. Диагностика и лечение рецидивов синдрома

4. Диагностика и лечение мальформации Киари у детей

4.1. Определение и классификация

4.2. Клинические проявления

4.3. Диагностика

4.4. Хирургическое лечение

4.5. Осложнения

4.6. Исходы хирургического лечения

4.7. Послеоперационное ведение

Часть 5. Функциональная нейрохирургия

1. Нейрохирургическое лечение детского церебрального паралича

1.1. Общие сведения

1.2. Методы клинической оценки

1.3. Нейрофизиологические методы оценки

1.4. Методы лечения

1.5. Заключение

1.6. Приложение. Алгоритм нейрохирургического лечения

Нейрохирургическое отделение – Костромская областная клиническая больница

История развития нейрохирургии Костромской области началась с открытия нейрохирургического отделения областной больницы в 1962 году. Возглавил его в те годы Заслуженный врач РСФСР Евгений Иванович Королев, подготовивший немало молодых нейрохирургов и ставший впоследствии главным врачом больницы.
В настоящее время нейрохирургическое отделение возглавляет молодой, но опытный врач, победитель ежегодного областного телевизионного конкурса «Человек года 2008» в номинации «Призвание», врач высшей категории — Андрей Александрович Марусин, главный внештатный специалист-нейрохирург департамента здравоохранения. Старшая медицинская сестра —Красильникова Наталья Валерьевна.
Специалисты отделения оказывают плановую и экстренную помощь больным с нейротравмой, при дегенеративно-дистрофических заболеваниях позвоночника, новообразованиях центральной нервной системы, сосудистых заболеваниях головного и спинного мозга, воспалительных заболеваниях нервной системы. За последние годы достигнуты значительные успехи в оказании помощи пациентам с тяжелыми повреждениями и заболеваниями позвоночника.
Пациенты нейрохирургического отделения проходят углубленное обследование с привлечением врачей смежных специальностей.
Современное диагностическое оборудование, поступившее в область в рамках программы модернизации здравоохранения, во многом способствует увеличению выявляемости патологии центральной нервной системы и возрастанию потока больных в нейрохирургическое отделение.
За последние два года возможности нейрохирургического отделения областной больницы существенно возросли благодаря приобретению нового лечебно-диагностического оборудования. В 2012 году в отделении сделан ремонт. Пребывание пациентов стало более комфортным. В рамках программы модернизации здравоохранения операционная нейрохирургического отделения оснащена новым оборудованием на 90%. Получен универсальный нейрохирургический стол для проведения операций на головном мозге с жесткой фиксацией головы и операций на позвоночнике, интраоперационный рентгеновский электроннооптический преобразователь по типу «С-дуги», операционная лампа, силовое оборудование, операционный микроскоп «Цейс Варио-700», эндоскопическая стойка, нейронавигация.
Данное оборудование уже используется. В течение 1,5 лет нейрохирурги областной больницы внедрили миниинвазивные операции на позвоночнике (вертебропластика, пункционная биопсия тел позвонков под местной анестезией с целью диагностики). Расширились возможности оказания помощи больным с нейроонкологическими заболеваниями. Впервые начали осваивать нейрохирургические эндоскопические операции на головном мозге. Существенно сократилась длительность операций при тяжелых повреждениях позвоночника.
Оборудование нейрохирургической операционной планируется использовать и для оказания помощи сосудистым больным — пациентам сосудистого центра, который в скором будущем появиться в областной больнице.
В отделении есть возможность получить заочную консультацию специалистов ведущих нейрохирургических институтов.

Нейрохирургическое отделение — РДКБ ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России

Врачебный персонал Схема расположения Телефоны

Детская нейрохирургия — самая сложная отрасль медицины, требующая комплексного подхода к лечению заболеваний. Сложность специальности обусловлена как анатомическими особенностями нервной системы, так и спецификой нейрохирургических заболеваний в детском возрасте.

Ежегодно в 30-коечном отделении нейрохирургии РДКБ получают помощь более 370 детей из различных регионов Российской Федерации, стран ближнего и дальнего зарубежья.

За год выполняется более 260 операций, в том числе вмешательства высшей категории сложности.

Возраст наших пациентов — от 3 недель до 18 лет.

Благодаря высокому уровню оснащенности клиники, врачи отделения имеют возможность выполнять весь необходимый в современной нейрохирургии комплекс диагностических исследований и лечебных мероприятий.

В отделении оказывается помощь детям со следующими заболеваниями:

  • Гидроцефалия. Неосложненные и осложненные формы, в том числе ранее неудачно оперированных по месту жительства. Проводятся ликворошунтирующие операции и нейроэндоскопические вмешательства с привлечением современных технологий и продукции ведущих зарубежных фирм.
  • Воспалительные заболевания ЦНС с нарушением ликвородинамики. Накоплен богатейший опыт в лечении хронических вентрикулитов, в том числе возникших после многочисленных ликворошунтирующих операций по месту жительства с формированием кист и разобщением желудочков мозга.
  • Врожденные пороки развития головного и спинного мозга. Арахноидальные кисты различной локализации, доброкачественные образования головного и спинного мозга (дермоидные кисты и дермальные синусы, липомы), диастематомиелия, черепные и спино-мозговые грыжи.
  • Синдромы натяжения спинного мозга (Тетеринг-синдром). Как первичные, так и возникшие после проведенных операций на спинной мозге.
  • Аномалия Арнольда-Киари, врожденные стенозы кранио-вертебрального перехода.
  • Опухоли головного и спинного мозга. Выполняются сложнейшие операции по удалению образований с применением микрохирургической техники, нейронавигационной установки, эндоскопической ассистенцией и нейрофизиологическим мониторингом.
  • Дефекты черепа различного генеза, ликворея. Выполняются пластические операции при сложных дефектах свода и основания черепа с использованием, в том числе, костных аутотрансплантатов, стереолитографии и современных полимерных материалов.
  • Хирургическое лечение резистентных форм эпилепсии. Проводится инвазивный стерео-ЭЭГ-мониторинг, резекция очагов ФКД с предварительным картированием, лобарные резекции, функциональная гемисферотомия, установка стимуляторов блуждающего нерва.
  • Хирургическое лечение спастических синдромов, в том числе спастических форм ДЦП. Выполняется установка лекарственных помп для проведения интратекальной баклофеновой терапии, установка систем хронической электростимуляции спинного мозга.

Лечение пациентов проходит в тесном контакте с врачами отделений неврологии, урологии, проктологии, ортопедии, восстановительных методов лечения, что позволяет справляться не только с основным заболеванием, но и с его осложнениями.

Врачебный персонал

Пальм Валентин Вальтерович
Зав. отделением — врач-нейрохирург

  • Образование: высшее медицинское, окончил Калининский государственный мединститут в 1976 г.
  • Специальность по диплому: «Лечебное дело», квалификация: «Врач»
  • Сертификат по специальности «Нейрохирургия», срок до 2022 г.
  • Заслуженный врач РФ
  • Врач высшей категории

Андрианов Павел Алексеевич
Врач-нейрохирург

  • Образование: высшее медицинское, окончил 2-ой МОЛГМИ им. Н.И. Пирогова в 1988 г.
  • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
  • Сертификат по специальности «Нейрохирургия», срок до 2025 г.
  • Врач высшей категории

Васильев Игорь Германович
Врач-нейрохирург

  • Образование: высшее медицинское, окончил РГМУ в 1994 г.
  • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
  • Сертификат по специальности «Нейрохирургия», срок до 2025 г.
  • Врач высшей категории

Рассказчикова Ирина Васильевна
Врач-невролог

  • Образование: высшее медицинское, окончила РГМУ в 1992 г.
  • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
  • Сертификат по специальности «Неврология», срок до 2024 г.
  • Врач высшей категории

Рещиков Дмитрий Александрович
Врач-нейрохирург

  • Образование: высшее медицинское, окончил РГМУ в 1998 г.
  • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
  • Сертификат по специальности «Нейрохирургия», срок до 2025 г.
  • Врач высшей категории

Чадаев Виктор Алексеевич


Врач-невролог

  • Образование: высшее медицинское, окончил РГМУ в 1997 г.
  • Сертификат по специальности «Неврология», срок до 2021 г.

Схема расположения отделения

Телефон: 8 800 555-04-94

Главный внештатный детский специалист нейрохирург



  

Горелышев Сергей Кириллович

Заведующий детским нейрохирургическим отделением федерального государственного автономного учреждения «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко» Министерства здравоохранения Российской Федерации

 

Профильная комиссия

Планирование и
результаты деятельности

 

     Горелышев Сергей Кириллович – 1959 года рождения, закончил 1 Московский Медицинский Институт им. И.М.Сеченова в 1982 году по специальности «Лечебное дело», и начиная с того же года и по настоящее время работает в НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н.Бурденко, вначале закончив ординатуру, затем аспирантуру, потом работая младшим, старшим научным сотрудником, и с 1995 года – заведующим детским отделением Института.

Кандидатскую диссертацию успешно защитил в 1989 году, докторскую диссертацию — в 1999 году. В 2004 году присвоено звание профессора. Опубликовано более 200 научных работ. Автор 2 монографий, 15 клинических рекомендаций, 35 глав в монографиях, является первым автором в 6 главах крупных международных руководств, изданных за рубежом. Под его руководством защищено и готовится к защите 15 кандидатских диссертаций и 4 докторских.

Горелышев С.К. является квалифицированным нейрохирургом, выполняющим все виды хирургических вмешательств у детей с нейрохирургической патологией, включая высокотехнологичные вмешательства высшей категории сложности.

В результате научных исследований С.К.Горелышевым впервые в мировой практике разработаны методы хирургического лечения опухолей головного мозга у детей в (т.ч. грудного возраста), включая злокачественные опухоли, опухоли гипоталямуса, зрительных нервов и III желудочка, что позволило снизить летальность с 50% до 0%; разработан метод эндоскопической ассистенции; тактика комбинированного лечения злокачественных опухолей головного мозга, позволившая увеличить выживаемость с 50% до 85%. Внедрены в практику новые методы лечения краниосиностозов, включая стереолитографию, дистракционные и эндоскопические методики.

С.К.Горелышев является основателем Всероссийского Общества по детской нейрохирургии, и непосредственным организатором I, II, III, IV Всероссийских Съездов по детской нейрохирургии (2004-2020 г.).

По инициативе С.К.Горелышева в 2012 году была создана Евро-Азиатская Ассоциация детских нейрохирургов, объединившая нейрохирургов России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Грузии, Азербайджана, Армении, Молдовы, Киргизстана и Таджикистана.

С 2019 года является заведующим кафедрой детской нейрохирургии РМАПО и профессором кафедры детской онкологии, гематологии и лучевой терапии РНИМУ.

С.К.Горелышев постоянно читает лекции в стране и за рубежом по приглашению национальных и международных организаций. Только за последние 5 лет им прочитано 15 курсов лекций для нейрохирургов в Италии (ежегодно в Неаполе, в Милане, Вероне, Риме), Франции (Париж), Англии (Бермингем), Турции (Измир, Стамбул), Египте (Каир), Украине (Харьков)

Является вице-президентом Ассоциации нейрохирургов России; избран в руководящие органы  международных медицинских организаций: в Президиум Международной Федерации по нейроэндоскопии (IFNE), Комитет по детской нейрохирургии Всемирной Федерации Нейрохирургических обществ (WFNS), в Комитеты по образованию Европейского (ESPN) и Всемирного (ISPN) общества по детской нейрохирургии.

С.К.Горелышев является членом редколлегии международного журнала Child’s Nervous System, отечественных журналов «Вопросы нейрохиругии», «Неврология и нейрохирургия детского возраста», «Детская онкология».

 

Центр нейрохирургии в Волгограде

Многие заболевания, причиной которых является нарушение работы нервной системы, не поддаются медикаментозному лечению, поэтому для выздоровления пациента может потребоваться проведение операции. Работа врача нейрохирурга очень сложная, ответственная и требует высокого профессионального уровня, ведь часто приходится выполнять операции на мозге или позвоночнике.
Прием проводят:


Цупиков Юрий Михайлович

Врач-нейрохирург высшей категории, кандидат медицинских наук
заведующий нейрохирургическим отделением Волгоградской областной больницы №1. Специализация: нейрохирургия, вертебрология, оперативное лечение грыж межпозвоночных дисков и других болезней позвоночника, спинного и головного мозга, периферических нервов, проведение медикаментозных блокад. 

Медведев Виталий Геннадьевич

Врач высшей категории, кандидат медицинских наук


Член Российской ассоциации хирургов вертебрологов. 
Владеет всеми основными операциями на центральной и периферической нервной системе, приоритетным направлением  работы являются заболевания и повреждения позвоночника и спинного мозга. Владеет всеми современными операциями при дегенеративных заболеваниях позвоночника и травмах спинного мозга. Регулярно участвует в Российских и международных конференциях и съездах. Имеет более 30 печатных работ. Врач-нейрохирург  высшей категории с 2011г.

Является штатным нейрохирургом «Волгоградской областной клинической больницы №1» в г. Волгограде

Тихаев Владимир Юрьевич

Врач-нейрохирург высшей категории, кандидат медицинских наук
Нейрохирургия, вертебрология, оперативное лечение грыж межпозвоночных дисков и других болезней позвоночника, проведение медикаментозных блокад. Оперативное лечение проводится на базе нейрохирургического отделения Волгоградского областного кардиологического центра

В каких случаях требуется приём нейрохирурга:

  • При наличии диагностированных болезней:
  • Травмы головы
  • Травмы позвоночника
  • Болезни нервной системы
  • Опухоли спинного или головного мозга
  • Нарушения кровообращения головного мозга
  • Врождённые отклонения в работе головного мозга
  • Прочие неврологические заболевания
  • При наличии следующих симптомов:
  • Онемение пальцев рук или ног
  • Изменения артериального давления
  • Головокружения, потеря сознания
  • Тошнота, шум в ушах
  • Боли в пояснице, шее или груди
  • Головные боли, нарушение координации

При обнаружении вышеперечисленных симптомов или болезней, нейрохирург назначает обследования и анализы. Это даст возможность поставить диагноз с большой точностью.

Виды обследований и анализов 

  • Общий анализ крови и мочи
  • Анализ на свёртываемость крови
  • Компьютерная томография головного мозга
  • Магнитно-резонансная томография. Даёт возможность увидеть нервные структуры пациента
  • Миелография – контрастный рентген спинного мозга
  • Люмбальная пункция. С её помощью определяют внутричерепное давление
  • Позитронно-эмиссионная томография – требуется при перенесённых инсультах, опухолях мозга, эпилепсии
  • УЗИ артерий с допплером 
  • Электромиография – выявляет поражения в нервной системе
  • Электроэнцефалография – электрическая мозговая активность
  • Эхоэнцефалография мозга

Среди применяемых методов лечения нейрохирурги нашей клиники используют

  1. Паравертебральное введение лекарственных средств – введение лечебных препаратов в область, располагающуюся непосредственно возле позвоночника
  2. Лечебно-медикаментозная блокада при болевых синдромах – один из видов обезболивания, который применяется для устранения спазмов, мешающих нормальной регенерации клеток и восстановлению работоспособности органов и тканей.

Важно не только провести операцию, но и наблюдать за динамикой пациента в послеоперационный период. На приёме нейрохирург проводит осмотр, учитывает показатели и даёт рекомендации по дальнейшему образу жизни. 

Чтобы меньше страдать неврологическими заболеваниями и проще проходить период реабилитации, врачи рекомендуют регулярную физическую нагрузку, которая позволит добиться хороших результатов и улучшить своё здоровье и самочувствие.

Наша клиника предлагает платные услуги нейрохирурга, которые подразумевают проведение консультаций, хирургических мероприятий и прочих методов лечения.

Записаться на консультацию нейрохирурга в Волгограде можно в нашей клинике по телефону 26-32-40 или тут, с помощью формы.

Кафедра нейрохирургии

Нейрохирургия – одна из самых сложных и высокотехнологичных специальностей в медицине. Ключевым для успешной подготовки высококлассного, конкурентоспособного на российском и мировом уровне нейрохирурга является выбор клинической базы обучения и руководителя программы обучения. Заведующий кафедрой, руководитель программ обучения – профессор Суфианов А.А. признан российским и международным нейрохирургическим сообществом, является членом Правления Ассоциации нейрохирургов России, исполнительного комитета Азиатского конгресса нейрохирургов, членом правления нейроэндоскопического комитета Всемирной Федерации Нейрохирургических Обществ, действительным членом Всемирной академии нейрохирургов  (WANS).  Суфианов А.А. является автором более 300 печатных работ в отечественных и зарубежных изданиях, из них 6 монографий, 10 изобретений и полезных моделей, 3 методических рекомендации. Индекс Хирша 12. Под его руководством выполнены и успешно защищены 8 кандидатских диссертаций. В настоящее время выполняются 8 кандидатских и 2 докторских диссертации. Ученики А.А. Суфианова работают в высших учебных и медицинских заведениях различных городов страны и за рубежом. Кафедра работает на базе Федерального центра нейрохирургии в г. Тюмени.  Перечень и число операций, проводимых в ФЦН, а также материально-техническое оснащение  полностью соответствует требованиям перечня практических навыков и манипуляций резидентуры под эгидой Европейской Ассоциации нейрохирургов.  На базе учреждения располагаются пять специализированных отделений: отделение детской нейрохирургии, отделение цереброваскулярной нейрохирургии, отделение вертебрологии, отделение нейроонкологии и отделение функциональной нейрохирургии, а также отделение анестезиологии-реанимации и семь операционных блоков. Седьмая операционная была запущена в 2015 году. Это единственная в России гибридная интеллектуальная операционная с компьютерным томографом, позволяющая значительно повысить эффективность оперативного лечения самых сложных заболеваний. За период работы центра в нем проведено порядка 18 тысяч высокотехнологичных операций по нейрохирургии. С каждым годом их число увеличивается, и в 2016 году плановая мощность учреждения достигла 3500 тысяч операций в год. Аналогичных центров в мире единицы. Из этого числа более 800 операций проводит ежегодно заведующий кафедрой-главный врач ФЦН Альберт Акрамович Суфианов. В ФЦН постоянно внедряются самые современные разработки в области нейрохирургии. Открываются новые операционные, приобретается дорогостоящее оборудование, аналогов которому сегодня нет в российских и большинстве зарубежных клиниках. По своей оснащенности центр стоит в ряду с ведущими клиниками мира. Профессионализм специалистов направлен на хирургическое лечение самых сложных и актуальных заболеваний нервной системы,  таких как: гидроцефалия, краниостеноз, люмбосакральная липома, аневризма сосудов головного мозга, стенозирующие заболевания брахиоцефальных артерий, стенозы позвоночного канала, опухоли спинного и головного мозга, аденома гипофиза, синдром  карпального канала и другие туннельные синдромы, гемифасциальный спазм, невралгия тройничного нерва, фармакорезистентная и симптоматическая эпилепсия,  болезнь Паркинсона, нейропатические болевые синдромы и другие патологии. Визитная карточка ФЦН – минимально инвазивная хирургия и сохранение качества жизни пациента благодаря применению самых современных методов и технологий хирургического лечения. Некоторые виды оперативных вмешательств выполняются только нейрохирургами ФЦН. Центр располагает передовыми диагностическими и хирургическими возможностями. Реализуемые формы обучения: ординатура  по нейрохирургии для выпускников российский и зарубежных медицинских ВУЗов, повышение квалификации врачей-нейрохирургов из всей России, а также врачей-нейрохирургов из стран ближнего и дальнего зарубежья, подготовка в аспирантуре. На базе Федерального центра нейрохирургии накоплен большой опыт обучения нейрохирургов самым передовым технологиям нейрохирургического лечения, с привлечение самых авторитетных зарубежных профессоров-нейрохирургов, признанных в мире лидеров в своих областях нейрохирургии. Только за последние 3 года на базе ФЦН проведено 11 международных мастер-классов с использованием передовых обучающих технологий (работа на муляжах, получение компетенции в условиях кадаверной лаборатории, использование 3D живой микрохирургии и  3D нейроэндоскопии). Проучено более 600 врачей из 17 стран мира. Клиническая база оснащена самым современным оборудованием для освоения практических навыков (микроскопы, дрели, муляжи), отлично оснащенным конференц-залом (с возможностью трансляции из операционных, из учебных лабораторий, с возможностью синхронного перевода и интерактивного общения, с возможностью трансляции в интернет), имеет собственную научную библиотеку, фото- и видеолабораторию, уникальный архив учебных 3D-фильмов, цифровых графических (КТ, МРТ) и морфологических изображений. Профессор кафедры – д.м.н., профессор Машкин Андрей Михайлович. Имеет свыше 300 опубликованных научных трудов, 25 патентов на изобретение и полезные модели, 5 монографий. Индекс Хирша = 11. Под его руководством защищено 12 кандидатских диссертаций. Заслуженный врач РФ. Доцент кафедры – к.м.н. Якимов Юрий Алексеевич. Заведующий отделением детской нейрохирургии, один из ведущих детских нейрохирургов России и Европы.  Имеет свыше 20 научных работ

Academic department of neurosurgery:

Neurosurgery is one of the most complicated and high-tech medical specialties. The key for successful training of top-class, competitive neurosurgeons is the right choice of clinical base for the training and chief of educational program.

Chief of department of neurosurgery and educational programs is professor Albert Sufianov. He is acknowledged by Russian and international neurosurgical societies; he is an executive board member of Associations of Neurosurgeons of Russia, executive board member of Asian Congress of Neurological Surgeons (ACNS), Neuroendoscopy Committee of World Federation of Neurological Surgeons (WFNS_ and active member of World Academy of Neurological Surgery (WANS). Professor Sufianov is the author of more than 300 published works in both Russian and foreign journals (among them there are 6 monographs, 10 patents, 3 manuals). His Hirsch index is 12.

Prof. Sufianov has been research supervisor for 8 successfully defended dissertations for academic degree of Candidate of Medical Science and 2 Doctoral theses.

Prof.Sufianov’s graduates now work in universities and hospitals in different cities of Russia and abroad. Clinical base of academic department is Federal Centre of Neurosurgery (Tyumen).

The list and number of operations conducted in FCN, as well as material and technical facilities fully corresponds to the requirements of residency program of European Association of Neurosurgeons. F

There are 5 specialized departments: Pediatric Neurosurgery Department, Department of Cerebrovascular Neurosurgery, Vertebrology Department, Department of Neurooncology and Department of Functional Neurosurgery, as well as Department of Anaesthesiology and Intensive Care and seven operating units. The seventh operating unit was launched in 2015. This is the only hybrid smart operating room in Russia with a CT-scanner, which makes it possible to significantly improve the efficiency of surgical treatment in the most complicated diseases.

About 18,000 high-tech neurosurgery operations were conducted in the Center so far. Each year the number increases, and in 2016 the planned capacity of the institution has reached 3,500 operations per year. More than 800 operations are carried out annually by Chief physician and Medical director of FCN  Albert Sufianov.

FCN constantly implements the most advanced developments in the field of neurosurgery. New operating rooms are being launched, expensive equipment is being purchased, which has no analogues in Russian and most foreign clinics today. Being fully equipped, the Centre is one of the leading clinics in the world.

The professionalism of specialists is aimed at surgical treatment of the most complex diseases of the nervous system, such as: hydrocephalus, craniosynostosis, lumbosacral lipoma, cerebral aneurysm, stenosis of brachiocephalic arteries, spinal canal stenosis, spinal cord and brain tumors, pituitary adenoma, carpal tunnel syndrome and other tunnel syndromes, hemifacial spasm, trigeminal neuralgia, drug-resistant and symptomatic epilepsy, Parkinson’s disease, pain syndromes and other pathologies.

The business card of FCN is minimally invasive surgery and preservation of quality of life of a patient using the most up-to-date surgical techniques and technologies. Some types of surgical interventions are performed only by neurosurgeons of FCN. The Center possesses diagnostic and surgical capabilities.

Available forms of training: Neurosurgical residency programs for graduates of Russian and foreign medical universities, advanced training of neurosurgeons from all over Russia, as well as neurosurgeons from the countries of near and far abroad, and postgraduate training programs. We have vast experience of neurosurgical training on the most advanced neurosurgical treatment technologies, involving the most respected foreign professors, neurosurgeons, recognized in the world as leaders in their neurosurgery areas. Over the past 3 years, 24 international workshops have been conducted at the premises of FCN, using advanced training technologies (working on models, cadaver laboratory, using 3D live microsurgery and 3D neuroendoscopy). More than 600 doctors from 17 countries of the world have been trained.

The clinical base is equipped with the most modern facilities for mastering practical skills (microscopes, drills, models), a well-equipped conference room (with the possibility of live stream from the operating rooms, laboratory, simultaneous interpretation and interactive communication, live broadcasting to the Internet), scientific library, photo and video lab, a unique archive of 3D educational films, digital graphics (CT, MRI) and morphological images.

Faculty:

Professor — Andrey Mashkin,

Associate professor —  Yuri Yakimov.


Нейрохирургия | Swiss Medical Network

Что такое нейрохирургия?

Нейрохирургия занимается лечением заболеваний позвоночника (межпозвоночные грыжи, переломы позвоночника, опухоли спинного мозга и позвоночника, дегенеративный сколиоз) и нервной системы (опухоли головного мозга, пороки развития сосудов, нарушения спинномозговой жидкости).

Кто обращается к нейрохирургу?

Пациенты обращаются к нейрохирургу, как правило, по направлению лечащего врача для специализированной диагностики. К данному специалисту можно также попасть напрямую, записавшись на прием. Врачи-нейрохирурги, практикующие в клиниках Swiss Medical Network, принимают пациентов с любым видом медицинского страхования для первичной оценки состояния. Некоторым пациентам, уже перенесшим операцию на позвоночнике, может потребоваться консультация нейрохирурга в рамках планирования «корректирующей» операции по выпрямлению позвоночника и корректировке общего баланса, который может нарушиться в результате предыдущих вмешательств.

С какими симптомами обращаются к нейрохирургу?

Симптомы зависят от заболевания. Это могут быть боли в спине или шее, боли или слабость в руках и ногах. Некоторые заболевания, локализованные в определенных областях головного мозга, могут вызывать головные боли, а также нарушения речи, письма или ходьбы.

Какие методы лечения применяются в нейрохирургии?

На первичном приеме у специалиста по нейрохирургии рассматриваются все варианты лечения. Если неврологическое нарушение носит не критичный характер, пациентам может быть назначена медикаментозная терапия (обезболивающие или противовоспалительные лекарства), физические методы лечения (физиотерапия, мануальная терапия, рефлексотерапия, массаж) или обезболивающие уколы. Если данные так называемые консервативные методы лечения не снимают боль, может понадобиться оперативное лечение, которое подробно обсуждается с пациентами и их родственниками.

Опасна ли хирургическая операция?

Степень риска хирургического вмешательства зависит от вида и локализации операции. Сегодня, благодаря инновационным технологиям пациентам с заболеваниями позвоночника предлагаются минимально инвазивные хирургические методы, которые позволяют уменьшить послеоперационную боль, сократить время госпитализации и быстро вернуться к нормальной жизни.

Госпитализация

В случае некоторых заболеваний, таких как межпозвоночная грыжа (в поясничном или шейном отделе), а также при операции по декомпрессии позвоночного канала поясничного отдела, пациентам предлагается лечение в однодневном стационаре. Другие патологии, требующие хирургического вмешательства, могут потребовать более длительной госпитализации, от 3 до 7 дней.

После операции

После операции на протяжении всего периода реабилитации за пациентом наблюдает многопрофильная группа специалистов (хирург, физиотерапевт, медперсонал). Врачебная практика, основанная на принципах доказательной медицины и отвечающая индивидуальным потребностям пациентов, является основой эффективности лечения в нейрохирургии. Благодаря применению новых методов малоинвазивной хирургии и протоколов ускоренного восстановления большинство пациентов могут самостоятельно передвигаться уже вечером или на следующие сутки после операции. В зависимости от операции пациент может вернуться к нормальной жизни уже через 3-6 недель. В некоторых случаях для полного и быстрого восстановления, особенно после «корректирующей» операции на позвоночнике, пациенту может быть назначена программа по восстановлению (от 7 до 14 дней) в реабилитационном центре.

В чем преимущество клиник Swiss Medical Network?

Отделения нейрохирургии в клиниках Swiss Medical Network имеют ряд преимуществ:

  • лучшие нейрохирурги и высококвалифицированный медперсонал
  • передовые интраоперационные технологии (3D-рентгеноскопия, нейронавигация, роботизированный экзоскоп – впервые в Швейцарии, – операционный стол последнего поколения)*
  • внимательное и почтительное отношение к пациентам
  • предоставление исчерпывающей информации о преимуществах и рисках операционного вмешательства

*Применяемые операционные методы и технологическое оснащение могут меняться в зависимости от клиники и специалиста. За более подробной информацией обратитесь к своему хирургу.

FAQ

Когда следует обращаться к нейрохирургу?

К нейрохирургу, как правило, обращаются по направлению лечащего врача либо в случае симптомов, ограничивающих нормальную жизнедеятельность, например, если беспокоит боль в спине или шее, боль или слабость в руках и ногах, головная боль, а также нарушения речи, письма или ходьбы. Если эти симптомы появляются внезапно, если они носят особенно выраженный характер, или Вы очень обеспокоены, немедленно обратитесь в отделение неотложной медицинской помощи.

Сколько длится госпитализация?

В зависимости от операции врач-нейрохирург предложит Вам лечение в однодневном стационаре или более длительную госпитализацию (от 3 до 7 дней) при более сложных вмешательствах.

Сколько длится реабилитация?

В зависимости от операции пациент может вернуться к нормальной жизни уже через 3-6 недель.

Как организована программа реабилитации после операции?

Все зависит от вида операции. Во время Вашего пребывания в стационаре наши специалисты разработают для Вас индивидуальную, согласованную с хирургом программу реабилитации, которую Вы пройдете либо в клинике, либо в амбулаторных условиях.

Когда начинается реабилитация?

Реабилитация после нейрохирургического вмешательства начинается в день операции (при малоинвазивной процедуре) либо на следующий день. На протяжении всего Вашего пребывания за Вами будут наблюдать специалисты физиотерапевтического отделения. Они разработают для Вас индивидуальную программу реабилитации с учетом рекомендаций Вашего хирурга.

Что можно делать во время реабилитации и как вернуться к полноценной жизни?

В большинстве случаев после операции на позвоночнике в течение первых 6 недель рекомендуется просто ходить. Это считается лучшим способом физического восстановления. Также, в течение этих первых 6 недель, важно тщательно соблюдать все ограничения хирурга. Например, следует избегать резких поворотов и наклонов, нельзя поднимать, толкать или тянуть предметы весом более 2,5 кг.

Вам нужно будет предупредить своего работодателя, что Вы будете неработоспособны в течение примерно 6-12 недель. Следует отметить, что часто пациенты возвращаются к работе раньше этих сроков.

К полноценной половой жизни Вы сможете вернуться по мере своих ощущений. Возможно, Вы заметите, что некоторые положения будут для Вас более удобными, чем другие. В любом случае, рекомендуется действовать осторожно и рассудительно: не следует заставлять себя, если Вы чувствуете боль.

Когда я смогу снова сесть за руль?

Садиться за руль можно в зависимости от ощущений, при условии, что Вы не принимаете наркотические анальгетики (на базе морфина) и получили разрешение хирурга. Как правило, после декомпрессии поясничного отдела и дискэктомии должно пройти 2-3 недели, а после операции по стабилизации поясничного отдела – 4-6 недель. Начните с коротких поездок и выходите из машины через каждые 30-45 минут, чтобы прогуляться и сменить положение. Внимание, наркотические анальгетики замедляют рефлексы.

Руководство

| Нейрохирургия | Оксфорд Академик

Следующие рекомендации Neurosurgery в настоящее время доступны онлайн:

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по глубокой стимуляции мозга при обсессивно-компульсивном расстройстве: обновление рекомендаций 2014 г.
Нейрохирургия апрель 2021 г. (выпуск 4)

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по детской миеломенингоцеле: краткое изложение
Нейрохирургия Сентябрь 2019 г. (выпуск 3)

Руководство по ведению педиатрической тяжелой травматической травмы головного мозга, третье издание: обновление рекомендаций Фонда травмы головного мозга, краткое содержание
Нейрохирургия июнь 2019 г. (выпуск 6)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по лечению взрослых с метастатическими опухолями головного мозга: краткое содержание
Нейрохирургия марта 2019 г. (выпуск 3)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по оценке и лечению пациентов с травмой грудопоясничного отдела позвоночника: краткое содержание
Нейрохирургия Январь, 2019 (выпуск 1)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованное руководство по стимуляции глубокого мозга субталамического ядра и Globus Pallidus Internus для лечения пациентов с болезнью Паркинсона: Краткое содержание
Нейрохирургия июня 2018 г .; 82 (Выпуск 6)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по лечению взрослых с вестибулярными шванномами: краткое содержание
Нейрохирургия февраля 2018 г .; 82 (Выпуск 2)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Руководство по использованию электрофизиологического мониторинга при хирургии позвоночника и спинного мозга человека
Нейрохирургия ноябрь 2017 г .; 81 (Выпуск 5)

Письменный и аудиоперевод аннотации к вышеуказанным руководящим принципам на десять языков.

Краткое изложение руководств по клиническому лечению кавернозных мальформаций головного мозга: согласованные рекомендации, основанные на систематическом обзоре литературы, проведенном Группой клинических экспертов Научно-консультативного совета Angioma Alliance
Neurosurgery May, 2017; 80 (выпуск 5)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Руководство по ведению тяжелой черепно-мозговой травмы, четвертое издание
Нейрохирургия Январь 2017 г .; 80 (Выпуск 1)

Письменный и аудиоперевод аннотации к вышеуказанным руководящим принципам на десять языков.

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по ведению пациентов с позиционной плагиоцефалией
Нейрохирургия ноября 2016 г .; 79 (Выпуск 5)

Письменный и аудиоперевод аннотации к вышеуказанным руководящим принципам на десять языков.

Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно обоснованные рекомендации по ведению пациентов с нефункционирующими аденомами гипофиза
Нейрохирургия Октябрь, 2016; 79 (Выпуск 4)

Письменный и аудиоперевод Введения и реферата по методологии вышеуказанных руководящих принципов на десять языков.

Стимуляция затылочного нерва для лечения пациентов с рефрактерной с медицинской точки зрения затылочной невралгией: Систематический обзор Конгресса неврологических хирургов и научно-обоснованное руководство
Нейрохирургия Сентябрь 2015 г .; 77 (Выпуск 3)

Письменный и аудиоперевод аннотации к вышеуказанным руководящим принципам на десять языков.

Глубокая стимуляция головного мозга при обсессивно-компульсивном расстройстве: систематический обзор и научно обоснованное руководство, спонсируемое Американским обществом стереотаксической и функциональной нейрохирургии и Конгрессом неврологических хирургов (ЦНС) и одобренное ЦНС и Американской ассоциацией неврологических хирургов
Нейрохирургия Октябрь 2014 г .; 75 (выпуск 4)

Письменный и аудиоперевод аннотации к вышеуказанным руководящим принципам на десять языков.

Научно обоснованные клинические рекомендации по нейрохирургии

Комментарий

DOI: 10.1016 / j.wneu.2016.03.029. Epub 2016 18 марта.

Принадлежности Расширять

Принадлежность

  • 1 Отделение неврологической хирургии, Медицинский центр Университета Лойола, Мэйвуд, Иллинойс, США.Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Комментарий

Викрам Ч. Прабху. World Neurosurg. 2016 июл.

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.1016 / j.wneu.2016.03.029. Epub 2016 18 марта.

Принадлежность

  • 1 Отделение неврологической хирургии, Медицинский центр Университета Лойола, Мэйвуд, Иллинойс, США. Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Реферат отсутствует

Ключевые слова: Клинические рекомендации; Доказательная медицина; Практические рекомендации; Качество медицинской помощи.

Похожие статьи

  • Руководства и рекомендации по нейрохирургической клинической практике: опыт, доказательства и обогащение.

    Расулич Л., Лепич М. Расулич Л. и др. World Neurosurg. 2019 июн; 126: 76-78. DOI: 10.1016 / j.wneu.2019.02.136. Epub 2019 7 марта. World Neurosurg. 2019. PMID: 30851462 Рефератов нет.

  • Роль нейрохирургических журналов в доказательной нейрохирургической помощи.

    Amadio JP, Oyesiku NM. Амадио Дж. П. и др. Neurosurg Clin N Am. 2015 Апрель; 26 (2): 283-94, х. DOI: 10.1016 / j.nec.2014.11.001. Epub 2014 6 ноября. Neurosurg Clin N Am. 2015 г. PMID: 25771284 Рассмотрение.

  • Переливание крови взрослым и детям, перенесшим нейрохирургию: доказательства результатов.

    Фэн Х., Чарчафлиех Дж. Г., Ван Т., Мэн Л. Feng H, et al. Curr Opin Anaesthesiol. 2019 Октябрь; 32 (5): 574-579. DOI: 10.1097 / ACO.0000000000000754. Curr Opin Anaesthesiol. 2019. PMID: 31157627 Рассмотрение.

  • Разработка и внедрение руководств по нейрохирургии.

    Фелингс М.Г., Натер А. Фелингс М.Г. и др. Neurosurg Clin N Am.2015 Апрель; 26 (2): 271-82, х. DOI: 10.1016 / j.nec.2014.11.005. Epub 2014 6 ноября. Neurosurg Clin N Am. 2015 г. PMID: 25771283 Рассмотрение.

  • Качество жизни, связанное со здоровьем, и уровень доказательности в детской нейрохирургии.

    Hansen D, Vedantam A, Briceño V, Lam SK, Luerssen TG, Jea A. Hansen D, et al. J Neurosurg Pediatr. 2016 Октябрь; 18 (4): 480-486. DOI: 10.3171 / 2016.3.PEDS15641. Epub 2016 24 июня. J Neurosurg Pediatr. 2016 г. PMID: 27341609

Условия MeSH

  • Нейрохирургические процедуры *
  • Практические рекомендации как тема

LinkOut — дополнительные ресурсы

  • Источники полных текстов

  • Другие источники литературы

Консенсус по руководящим принципам стереотаксической нейрохирургии при психических расстройствах

Методы

Комитет нейрохирургии психиатрических расстройств в рамках Всемирного общества стереотаксической и функциональной нейрохирургии (WSSFN) и Европейского общества стереотаксической и функциональной нейрохирургии (ESSFN) в партнерстве с Рабочей группой «Стимуляция глубокого мозга в психиатрии: Руководство для Ответственное исследование и применение », наряду с Комитетом психиатрической нейрохирургии Американского общества стереотаксической и функциональной нейрохирургии (ASSFN), Латиноамериканским обществом стереотаксической и функциональной нейрохирургии (SLANFE), Азиатско-Австралазийским обществом стереотаксической и функциональной нейрохирургии (AASSFN). ) и Всемирной психиатрической ассоциацией (WPA), предлагают расширенный набор руководящих принципов для формулирования согласованного резюме стандартов клинических исследований, применимых к тестированию DBS и абляционной нейрохирургии в дополнение к другим появляющимся нейрохирургическим вмешательствам при нейропсихиатрических расстройствах.

Потребность в таком консенсусе руководящих принципов была впервые выявлена ​​Комитетом по нейрохирургии психических расстройств (WSSFN) в начале 2011 года. Затем первый текст был составлен и отредактирован HW и BN, соответственно, на основе обзора литературы. MH предоставил важную часть ссылок. Этот текст был представлен Б.Н. Рабочей группе «Глубокая стимуляция мозга в психиатрии: руководство для ответственного исследования и применения» для дальнейшего углубленного обсуждения, которое привело к очень сильно измененной версии предыдущего текста.Впоследствии он был распространен внутри BN среди представителей различных международных обществ (WSSFN, ESSFN, ASSFN, SLANFE, AASSFN и WPA), от которых были получены замечания, что привело к оптимизированному консенсусному тексту, который был окончательно одобрен и одобрен представителями. различных обществ в конце 2011 — начале 2012 года.

Руководящие принципы нейрохирургии психических расстройств, представленные в этом документе, признают Хельсинкскую декларацию, выпущенную Всемирной медицинской ассоциацией в 1964 году с несколькими поправками, как фундаментальный документ в области этики в биомедицинских исследованиях.

Следующие ниже руководящие принципы построены непосредственно на основных элементах ранее опубликованных руководств, обзоров, корреспонденции и законодательства от экспертных нейрохирургических, неврологических, психиатрических и нейроэтических групп, а также органов здравоохранения по всему миру, заинтересованных в практике нейрохирургии психических расстройств. Мы приняли прагматический взгляд на определение набора руководящих принципов, которые направлены на обслуживание целого ряда психоневрологических расстройств и, что особенно важно, культурного и религиозного разнообразия и неоднородности среды здравоохранения международных партнеров, участвующих в этих усилиях.Руководящие принципы представляют собой общую попытку сформулировать эти нормы в настоящее время. Мы ценим, что взгляды могут и будут развиваться со временем; поэтому мы поощряем и приветствуем начало итеративного процесса. Консенсусная группа хочет подчеркнуть потенциальную важность нейрохирургических вмешательств в будущем лечении психических расстройств. Эти руководящие принципы не предназначены для сдерживания, а скорее для руководства этическими и эффективными исследованиями, чтобы облегчить надлежащую разработку многообещающих методов лечения.Они представляют собой международный мультидисциплинарный консенсус в отношении лучших этических практик, норм и профессионального поведения как в клинических, так и в исследовательских условиях.

Объем нейрохирургических вмешательств при психических расстройствах

Нейрохирургические методы лечения психических расстройств варьируются от тех, которые рутинно используются в специализированных центрах в течение нескольких десятилетий (например, передняя цингулотомия при БДР, передняя капсулотомия при ОКР), до тех, которые остаются экспериментальными и были протестированы лишь в очень небольшом количестве. пациентов (например, DBS при нервной анорексии).Однако, несмотря на долгую историю и массу публикаций, связанных, в частности, с процедурами поражения, накопленные доказательства, подтверждающие применение всех нейрохирургических методов лечения психических расстройств, нуждаются в усилении. Хотя в некоторых странах определенные процедуры считаются « установившейся » практикой при тяжелых, рефрактерных к лечению психических расстройствах (например, передняя радиочастотная капсулотомия при тяжелом, рефрактерном к лечению ОКР в Бельгии, термическая передняя цингулотомия при БДР и ОКР в США, Шотландия , Южная Корея и другие страны), природа этих и многих других процедур в нейрохирургии, включая DBS для психиатрических расстройств, все еще находится на стадии разработки «доказательства принципа».4

Применяемые в настоящее время стереотаксические абляционные процедуры не имеют доказательств уровня I с рандомизированными контролируемыми исследованиями, но их безопасность и эффективность подтверждены доказательствами уровня II при невосприимчивых к лечению БДР и ОКР. Однако такая степень доказательств еще не доступна для «новых» методов поражения, таких как гамма-нож и стереотаксически сфокусированный ультразвук.

В этой деликатной области нейрохирургии психических расстройств кажется разумным сформулировать следующее требование, прежде чем хирургическое вмешательство может быть объявлено «одобренной терапией».Необходимо опубликовать по крайней мере два слепых (если возможно) рандомизированных контролируемых клинических исследования двух разных групп исследователей, показывающих приемлемое соотношение риска и пользы, по крайней мере, сравнимое с другими существующими методами лечения.

Кроме того, наблюдается возрождение абляционных процедур в условиях ограниченных ресурсов, когда доступ к лекарствам, психотерапии и более дорогостоящим нейрохирургическим вмешательствам, таким как DBS, ограничен. Абляционная хирургия также становится альтернативой в тех случаях, когда процедура DBS не смогла контролировать симптомы пациента или когда DBS или другие нейромодулирующие стратегии неуместны или непрактичны.

Мы призываем исследователей разработать независимые, рандомизированные и слепые (где возможно) контролируемые испытания с минимально возможным конфликтом интересов и предвзятостью, чтобы стремиться к созданию уровня I (Целевая группа по профилактическим услугам США) или уровня A (Национальный институт Великобритании). of Clinical Excellence (NICE) и Шотландской межвузовской сети рекомендаций (SIGN)) клинических доказательств в отношении нейрохирургических процедур при психических расстройствах. К сожалению, разные организации используют разные системы для оценки доказательств и рекомендаций.Таким образом, новая система, получившая название GRADE, получает все большее признание на международном уровне, чтобы установить качество доказательств и силу рекомендаций5. Требуются надежные, основанные на данных, основанные на фактических данных обоснования для выбора цели для болезни и мозга. Они обеспечат дополнительную защиту безопасности пациентов, улучшат клинический выбор и исходы, а также обеспечат основу для изучения механизмов заболевания3. Кроме того, перед тем, как перейти к выбору новой мишени или заболевания головного мозга, настоятельно рекомендуется проконсультироваться с коллегами в этой области. рекомендуемые.Высококачественные пилотные исследования, о которых честно сообщается с подробностями и точностью, обычно позволяют делать новые открытия и могут проложить путь к более крупным клиническим испытаниям. Дело здесь не в том, чтобы обвинять контролируемые испытания, а в том, чтобы подчеркнуть, что иногда небольшие пилотные исследования могут использоваться для руководства и подготовки более крупных международных клинических испытаний путем предоставления предварительных данных, которые позволят избежать промысловых экспедиций (например, для выбора целей и параметров стимуляция).

Участие комитетов по этике и наблюдательных советов организаций

Независимый этический комитет или институциональный наблюдательный совет (IRB) должен осуществлять этический и нормативный надзор за всей исследовательской нейрохирургией при психических расстройствах.Эти комитеты в тандеме с местными и национальными регулирующими органами, такими как Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) в США, Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA) в Европейском союзе и их коллеги по всему миру, должны рассматривать и контролировать все аспекты протокол исследования. Особое внимание следует уделять процессу информированного согласия, предотвращению терапевтических заблуждений, пропорциональности в исследованиях, оценке исследовательских групп, а также независимых экспертов для междисциплинарного состава, необходимого для проведения этой работы.6 Особая осторожность требуется в случаях, связанных с уязвимыми группами населения (например, детьми, лицами, находящимися в иерархических отношениях, такими как военнослужащие, студенты и заключенные), а также в случаях суррогатного принятия решений, когда один принимает решения за других.7, 8 решения должны отражать предыдущие пожелания пациента / субъекта, если они известны, и отвечать их наилучшим интересам. В сложных случаях функциональные нейрохирурги вместе с членами психиатрической бригады должны проконсультироваться с экспертами по биоэтике.

Необходимо проводить критическое различие для всей психиатрической нейрохирургии, будь то абляционная или DBS, независимо от того, достигло ли вмешательство терапевтического статуса или остается исследовательским. Регулирование первых должно рассматриваться как клиническая практика, а вторые — как исследования, требующие дискретного надзора, включая Совет по мониторингу безопасности данных (DSMB), когда это указано. Исследователи должны проявлять осторожность, чтобы не назначить заранее исследовательское вмешательство стандартом лечения на основании исторического прецедента или ограниченных данных, и им следует обращаться за советом и руководством к органам по этике, чтобы избежать идиосинкразических практик.

Предоперационная оценка и критерии отбора пациентов

Все кандидаты на нейрохирургию по поводу психических расстройств должны соответствовать общепринятым клиническим критериям тяжести, хроничности, инвалидности и рефрактерности к лечению.9 Всесторонняя предоперационная оценка, проводимая независимыми экспертами по ведению психических расстройств, гарантирует, что все кандидаты соответствуют строгим критериям включения и исключения.10 Хотя обращение за советом к независимым экспертам не является обычной практикой в ​​медицине и трудно установить в качестве обязательного процесса во всем мире, это оказалось полезным.11 При оценке следует использовать стандартизированные шкалы оценок, 10 включая шкалы оценки инвалидности и качества жизни. Определение рефрактерности к лечению будет зависеть от расстройства.4 Риск суицида следует учитывать у всех лиц, участвующих в нейрохирургии по поводу психических расстройств перед операцией.4 Все пациенты должны пройти предоперационную нейропсихологическую оценку, которая включает оценку текущих когнитивных способностей пациента. , психиатрический статус, личность и межличностное взаимодействие, цели и ожидания от операции, приверженность лечению и уровень семейной или другой психосоциальной поддержки.12

Должны быть документально подтверждены неудачи (например, из-за побочных эффектов, выводящих из строя или недостаточная эффективность) или ограниченный ответ на испытания доступных стандартных методов лечения с адекватной дозой и продолжительностью (например, фармакотерапия, поведенческая или когнитивная терапия, электросудорожная терапия). 14 Не должно быть никаких других разумных, основанных на доказательствах и менее инвазивных альтернатив, учитывающих совокупные риски, преимущества и побочные эффекты предлагаемого вмешательства.13 Кроме того, должно быть мало надежды на спонтанное выздоровление и потенциал для значимого выздоровления. после операции.13

Лечение пациента остается основной целью клинических исследований. В самом деле, тот факт, что, например, DBS в общем является обратимым и открывает окна в мозг, не следует использовать в первую очередь для ответа на волнующий физиопатологический вопрос, а клиническую цель использовать только в качестве предлога.

Способность принимать решения, автономия и информированное согласие

Информированное согласие должно быть получено от компетентных пациентов. Это требует объяснения рисков, преимуществ и альтернатив, а также контекста свободного выбора людей.Риски не ограничиваются только известными хирургическими рисками, но могут включать неизвестные риски, связанные со стимуляцией, абляцией или другими формами модуляции на новых участках. Риски лечения также следует рассматривать в клиническом контексте и уравновешивать риски отсутствия лечения. Процесс согласия должен включать обсуждение того, что известно, а что неизвестно о долгосрочных последствиях нейрохирургии для психических расстройств.4 Следует четко объяснить, что нейрохирургия психических расстройств является лишь одним из аспектов комплексной программы лечения, которая должна продолжаться после операции. .4 Пациент должен понимать, что нейрохирургия психических расстройств направлена ​​на симптоматическое лечение психических расстройств, но не может «вылечить» болезненный процесс1.

  1. Оценка способности пациентов принимать решения о согласии должна проводиться для каждого потенциального субъекта на ранних этапах исследований нейрохирургии при психических расстройствах.4 Используемые методы должны учитывать потенциальные смешанные психические симптомы.4 Отчаяние может привести к к решениям в спешке, в пользу операции.15 Способность принимать решения может меняться в течение болезни или лечения, например, при депрессии, и поэтому ее следует регулярно оценивать.15 Чтобы пациенты обладали способностью принимать решения, они должны удовлетворять следующим трем критериям:

    • Достаточное понимание важности защищенных личных сфер (физической и психической), в которые вторгается нейрохирургическое вмешательство, а также объема и риска вмешивающихся клинических мер.

    • Достаточное суждение, то есть способность оценить последствия вмешательства в свете собственных дел и интересов.

    • Достаточная способность принимать самостоятельные решения, то есть базовая способность принимать решения и действовать в соответствии со своими собственными взглядами и суждениями.

  2. Оказание «заботы» компетентным лицам со способностью дать согласие без осознанного согласия является нарушением этических норм и неуважением к личности.

  3. Допустимо получить суррогатное согласие, когда человек не обладает способностью принимать решения.Такое использование суррогатных лиц, принимающих решения, должно происходить крайне редко. Это требует особой бдительности, поскольку суррогаты могут намеренно или неосознанно преследовать свои собственные интересы за счет пациента.16 Такие клинические ситуации могут регулироваться местным законодательством в разных странах.17, 18 Как правило, пациенты, которые не могут давать свои собственные бесплатные и информированное согласие не должно рассматриваться как кандидат на психиатрическую нейрохирургию, если нет законного представителя и специальных законов, регулирующих такие ситуации.

Примером, в который может вмешаться суррогатное лицо, принимающее решение, может быть человек с чрезвычайно низким IQ с крайней аутоагрессией. Известны случаи, когда проводят себе лапаротомию или вырывают один глаз, а второй глаз находится в опасности. Если никакая другая терапия не поможет, можно подумать о нейрохирургической процедуре, которая снижает вероятность крайней аутоагрессии. Но даже в этом опасном для жизни случае суррогатное лицо, принимающее решение, вступает в игру только тогда, когда были приложены все усилия для получения положительного согласия пациента.

  • Согласие пациента должно поддерживаться и контролироваться на протяжении всего процесса нейрохирургии по поводу психических расстройств, и пациенты должны иметь право добровольно прекратить свое участие.9

Опытная многопрофильная команда

Нейрохирургия при психических расстройствах не должна решаться или выполняться индивидуумом изолированно и действовать в одиночку, независимо от специальности. Для выполнения этих процедур требуется опытная многопрофильная команда, в которую входят обученные стереотаксические и функциональные нейрохирурги, работающие в команде с психиатрами, неврологами и нейропсихологами.Бригада должна специализироваться на различных целевых заболеваниях и быть способной предоставить комплексную помощь.19 Нейрохирурги должны использовать современные стандартные методы, такие как МРТ и компьютерное программное обеспечение для стереотаксического планирования. Важной обязанностью нейрохирургов является проверка и поддержание точности и надежности стереотаксической системы. Послеоперационная визуализация является обязательной (например, для документирования положения или места электрода и степени поражения).

Состав команды должен быть адаптирован к расстройству и может включать нейроэтика, в зависимости от идиосинкразических требований работы.6 В эти группы могут также входить вспомогательные специалисты, которые будут предоставлять знания в области социальной работы, реабилитации, психотерапии и профессионального обучения. Для наилучшей защиты общества и профессии члены мультидисциплинарных нейрохирургических групп должны контролировать своих коллег, чтобы гарантировать, что все члены соблюдают предложенные руководящие принципы.

Обязательным условием sine qua non является достижение полного консенсуса в отношении отбора пациентов, предоперационной оценки и нейрохирургической терапии среди нейрохирургов, психиатров и других членов бригады.В случае разногласий любой член команды не должен действовать в одиночку, и следует обратиться за помощью к сторонней экспертной оценке.

Законные терапевтические показания

Мы согласны с знаменательным отчетом Национальной комиссии США по психохирургии 1977 года: «Комиссия утверждает, что использование психохирургии для любых целей, кроме лечения отдельных пациентов, было бы неуместным и должно быть запрещено. (Курсив в оригинале) Соответственно, Комиссия рекомендует меры предосторожности, которые должны предотвращать выполнение психохирургических операций в целях социального или институционального контроля или других подобных злоупотреблений.”20, 21

Нейрохирургия при психических расстройствах никогда не должна выполняться в политических, правоохранительных или социальных целях, а должна выполняться с терапевтическими целями, направленными на восстановление нормальной функции и облегчение дистресса и страданий.9, 13

Эти пациенты могут происходить из трудного социально-экономического положения. Однако им не следует лишать или предоставлять меньшую возможность участвовать в передовых исследованиях, которые могут иметь важное значение для лечения их состояния.Это исследование должно быть доступно для всех пациентов независимо от расы, этнической принадлежности, пола, класса, религии, сексуальной ориентации или любой другой потенциальной причины предвзятости.

Конфликт интересов

Потенциал этического конфликта интересов существует, потому что эта работа часто зависит от сотрудничества между академическим сообществом, промышленностью и клиникой.3 Даже если компании, связанные с устройствами или биотерапевтические средства, могут экономически поддержать клиническое исследование в интересах пациентов, это неоспоримо. что законный коммерческий интерес в получении прибыли сосуществует.Следовательно, существует потенциальный риск того, что этот аспект может помешать прозрачности исследования22.

Пациенты и / или их законные представители должны быть полностью осведомлены о потенциальных конфликтах интересов во всех обсуждениях информированного согласия.9 Исследователи должны быть прозрачными при раскрытии информации о финансовых конфликтах интересов, включая (но не ограничиваясь) корпоративные отношения, консультации гонорары, гонорары, финансирование исследований и права интеллектуальной собственности.Этой информацией следует поделиться с потенциальными участниками или их заместителями, коллегами, должностными лицами учреждений и регулирующими органами в соответствии с требованиями местного законодательства и профессиональных норм. Не следует категорически запрещать следователям, у которых имеется потенциальный конфликт интересов, проводить исследования, если конфликт разрешен должным и беспристрастным образом3.

Послеоперационное обследование и отдаленное наблюдение

Этический принцип недопустимости отказа обязывает клиницистов наблюдать за всеми пациентами / субъектами в долгосрочном плане или до тех пор, пока не произойдет надлежащая передача помощи квалифицированному врачу.Это предоставление постоянного ухода особенно важно, потому что специализированный уход обычно недоступен в сообществе.21, 23

  1. Все пациенты, первоначально включенные в какую-либо программу лечения или клиническое исследование нейрохирургии психических расстройств, должны пройти комплексное послеоперационное обследование, включая неврологическое, психиатрическое и нейропсихологическое обследование, и должны регулярно наблюдаться.10, 24, 25

  2. Группы клинических исследований должны сообщать о результатах для всех пациентов, включая неудачные или исключенные случаи, как это обязательно в любом научном отчете.24 Доверие пациентов к участию в таких исследованиях требует, чтобы были приложены все усилия для сбора как можно большего количества научных данных, чтобы не только определить безопасность и клиническую эффективность, но и понять «терапию» и причину полученных результатов. Это включает использование множественных клинических оценок и объективных научных показателей, таких как функциональная визуализация, где это возможно.

  3. В дополнение к результатам симптомов конкретного заболевания следует учитывать результаты в таких областях, как повседневная деятельность, познание, качество жизни и глобальное улучшение (включая восприятие семьи и пациента).4 Социальная адаптация после нейрохирургии может быть сложной задачей для многих пациентов.1

  4. Исследования и клинические протоколы должны включать поддержку долгосрочных исследований безопасности и эффективности нейрохирургии при психических расстройствах в течение не менее 5–10 лет наблюдения4. Регулирующие органы должны требовать, чтобы производители устройств собирали данные долгосрочного наблюдения за пациентами. безопасность и эффективность.4

  5. Не следует считать изначально проблемным тот факт, что нейрохирургические вмешательства могут вызвать изменения личности.Ввиду того факта, что многие психические расстройства могут вызывать нежелательные изменения личности пациента, предполагаемым результатом таких вмешательств может быть изменение личности путем отмены патологических изменений26. Однако все психиатрические и непсихиатрические побочные эффекты должны быть задокументированным27

  6. Независимый реестр, который на данный момент еще не доступен, в идеале должен включать обезличенные данные обо всех лицах, перенесших нейрохирургию по поводу психических расстройств.4, 28

Аризона Специалисты по нейрохирургии и позвоночнику Феникс и Пеория, Аризона

Аризонский специалист по нейрохирургии и позвоночнику, ПК внимательно следит за последними рекомендациями Департамента здравоохранения Аризоны, Центра инфекционных заболеваний, Департамента здравоохранения и социальных служб, а также других государственных учреждений в отношении рекомендаций в отношении коронавируса (COVID-19). ) план реагирования на вспышку.

На данный момент рекомендаций по закрытию врачебной практики нет. Поэтому мы не отменяем визиты к врачу или операцию, если эти рекомендации не изменятся. Чтобы обеспечить здоровье и безопасность наших пациентов, сотрудников и общества, наши сотрудники будут принимать защитные меры для обеспечения санитарной среды. Мы просим всех пациентов с симптомами простуды и гриппа внести свой вклад, позвонив в наш офис и перенеся свои встречи до тех пор, пока они не закончат свое заболевание.

Мы продолжим обучать себя и делиться информацией о влиянии COVID-19 и о том, как он повлияет на предоставляемое нами лечение, изменения в нашей политике в отношении посещений и хирургических вмешательств, поскольку нам рекомендуется предотвращать распространение коронавируса.

Хирурги из отделения нейрохирургии и позвоночника штата Аризона, расположенного в Фениксе и Пеории, штат Аризона, представляют собой динамичную группу врачей, прошедших обучение в некоторых из наиболее уважаемых академических центров страны.

ANSS предлагает ультрасовременную помощь с использованием новейших хирургических методов и руководств по доказательной медицине для лечения нейрохирургических заболеваний, от сложной реконструкции позвоночника до микрохирургии аневризм и опухолей головного мозга. Хирурги ANSS специализируются на сложной хирургии позвоночника — одной из самых сложных и требовательных хирургических дисциплин, — а также на малоинвазивных хирургических методах, нейротравмах, опухолях головного мозга и цереброваскулярных нарушениях.

Хирурги ANSS находятся в прямом контакте с пациентами с момента первой консультации и на протяжении всего лечения и восстановления. Философия ANSS заключается в том, что полностью обученный хирург должен принимать непосредственное участие во всех аспектах вашего лечения, а работники ANSS серьезно относятся к здоровью и благополучию каждого пациента. Мы ценим ваше доверие к нашему опыту.

Аффилирован с Медицинским колледжем Университета Аризоны — Медицинский центр Университета Феникса и Баннера, США.S. News & World Report Лучшие 50 больниц в области неврологии и нейрохирургии, нейрохирурги из Аризоны по нейрохирургии и специалисты в области позвоночника стремятся улучшить уход за пациентами посредством клинического совершенства, обучения и исследований.

О нас

«Готовность и рекомендации для нейрохирургической практики во время пандемии»

Newswise — Шарлоттсвилль, Вирджиния (1 декабря 2020 г.). Декабрьский выпуск Neurosurgical Focus (Vol.49, No. 6 [https://thejns.org/focus/view/journals/neurosurg-focus/49/6/neurosurg-focus.49.issue-6.xml]) исследует готовность и рекомендации для нейрохирургической практики во время COVID-19 пандемия.

Редакторы темы: Франко Сервадеи, Мигель А. Арраэс, Джинкао Чен, Джон Г. Гольфинос и Махмуд М. Куреши

Пандемия COVID-19 оказала огромное влияние на медицинскую практику в течение этого года. Это справедливо даже для медицинских специальностей, которые, на первый взгляд, не имеют отношения к пандемии.Одной из таких специальностей является нейрохирургия, которая инициировала и адаптировалась к изменениям в лечении пациентов, обучении студентов и ординаторов и проведении научных встреч.

В выпуске этого месяца рассматриваются следующие темы, связанные с нейрохирургией и нейрохирургическим персоналом в разгар пандемии: «1) разработка руководств, касающихся защиты медицинских работников и пациентов, и как лучше всего продолжать нашу деятельность; 2) уроки, извлеченные из опыта наиболее пострадавших центров; 3) как бороться с конкретными патологиями, такими как опухоли головного мозга, а также с наиболее подверженными риску эндоназальными доступами к основанию черепа; 4) реорганизация поликлиник посредством телемедицины; и 5) инновационные способы продолжения обучения нейрохирургии с помощью вебинаров и виртуального обучения.»

В дополнение к теме« Введение »от редакторов есть 18 статей с четырех континентов:

  • « Введение. COVID-19 и нейрохирургия » Franco Servadei et al.
  • «Детская нейрохирургия во время пандемии COVID-19: обновленная информация и рекомендации Бразильского общества детской нейрохирургии» Матеус Фернандо Манзолли Баллестеро и др.
  • «Готовность и рекомендации по нейрохирургии в эпоху COVID-19: взгляд Индии с точки зрения специализированной больницы» Amol Raheja et al.
  • «Реконверсия нейрохирургической практики во время пандемии SARS-CoV-2: повествовательный обзор литературы и внедрение рекомендаций в мексиканском нейрохирургическом справочном центре» Серджио Диас-Белло и соавт.
  • «Нейрохирургия в эпицентре пандемии COVID-19 в Индонезии: опыт академической третичной больницы Сурабая» Wihasto Suryaningtyas et al.
  • «Нейрохирурги на передовой: опыт из самого центра бури в Италии» Клаудио Бернуччи и др.
  • «COVID-19: меняющиеся модели среди нейрохирургических пациентов из Северной Индии, эффективность повторного тестирования и распространенность в стационаре» Sushanta K. Sahoo et al.
  • «Корректировка нейрохирургических процедур во время пандемии COVID-19: пример из клинической больницы доктора Сардхито как части академической системы здравоохранения» Handoyo Pramusinto et al.
  • «Нейрохирургия во время пандемии: обзор нейрохирургических служб во время вспышки COVID-19 в регионе Венето в Италии» Fabio Raneri et al.
  • «Лечение пациентов с глиомой во время пандемии COVID-19: что мы узнали и что заберем домой в будущем» Федерико Пессина и др.
  • «Программирование телемедицины с глубокой стимуляцией мозга во время пандемии COVID-19: лечение пациентов с психическими расстройствами» Чжэнью Линь и др.
  • «Ранние методы эндоназальной хирургии основания черепа во время пандемии COVID-19: глобальный обзор» Пьера-Оливье Шампань и др.
  • «Амбулаторная нейрохирургия в эпоху COVID-19: удовлетворенность пациентов и медицинских работников телемедициной» Алины Моханти и соавт.
  • «Краткое изложение байесовской основы нейрохирургической амбулаторной помощи и анализ затрат и выгод телемедицины для социально-экономически неблагополучных пациентов на Филиппинах во время пандемии» Кевин Пол Феррарис и др.
  • «Уменьшение поля зрения под хирургическим микроскопом из-за средств индивидуальной защиты: уроки, извлеченные во время пандемии COVID-19» Эмра Селтикчи и др.
  • «Обучение нейрохирургии в Индии во время пандемии COVID-19: прямо изо рта» Чинмая Даш и др.
  • «Виртуальное образование в области нейрохирургии во время пандемии COVID-19 » Тайлера Лазаро и др.
  • «Виртуальное обучение во время пандемии COVID-19: поворотный момент в нейрохирургическом образовании» Нассера М. Ф. Эль-Гандура и др.
  • «Беспокойство у нейрохирургических пациентов, перенесших хирургическое вмешательство во время пандемии COVID-19» Франческо Доглиетто и др.

Присоединяйтесь к нам и прочтите декабрьский выпуск Neurosurgical Focus .

***

За дополнительной информацией обращайтесь к г-же Джо Энн М. Элиасон, менеджеру по коммуникациям издательской группы Journal of Neurosurgery, One Morton Drive, Suite 200, Charlottesville, VA 22903; Электронная почта: [адрес электронной почты защищен] Телефон 434-982-1209.

Neurosurgical Focus , ежемесячный онлайн-журнал, рецензируемый экспертами, каждый месяц подробно освещает различные темы, связанные с нейрохирургией, и доступен бесплатно для всех читателей по адресу http: // www.thejns.org. Каждый выпуск, дополненный цветными изображениями и видеоклипами, представляет собой современную «главу учебника» в области нейрохирургии. Neurosurgical Focus — один из пяти журналов, публикуемых JNS Publishing Group, отделом научных журналов Американской ассоциации неврологических хирургов. Другие рецензируемые журналы, публикуемые издательской группой JNS каждый месяц, включают Journal of Neurosurgery , Journal of Neurosurgery: Spine , Journal of Neurosurgery: Pediatrics и Neurosurgical Focus: Video. Все пять журналов доступны на сайте www.thejns.org.

Основанная в 1931 году как Общество Харви Кушинга, Американская ассоциация неврологических хирургов (AANS) — это научная и образовательная ассоциация, насчитывающая более 10 000 членов по всему миру. AANS направлен на развитие специализации неврологической хирургии с целью предоставления населению нейрохирургической помощи высочайшего качества. Все активные члены AANS сертифицированы Американским советом неврологической хирургии, Королевским колледжем врачей и хирургов (нейрохирургия) Канады или Мексиканским советом неврологической хирургии, AC.Неврологическая хирургия — это медицинская специальность, занимающаяся профилактикой, диагностикой, лечением и реабилитацией заболеваний, которые влияют на всю нервную систему, включая головной мозг, позвоночник, спинной мозг и периферические нервы. Для получения дополнительной информации посетите www.AANS.org.

Нейрохирургия — Дорожная карта ординатуры

Обзор специальности

Нейрохирургия — это медицинская дисциплина, специализирующаяся на оперативном и неоперационном ведении, профилактике, диагностике, оценке, лечении, интенсивной терапии и реабилитации заболеваний, которые влияют на центральную, периферическую и вегетативную нервные системы, включая их поддерживающие структуры и сосуды, а также оперативные и неоперационные управление болью.Таким образом, нейрохирургия включает в себя современное лечение заболеваний головного мозга, мозговых оболочек, черепа и их кровоснабжения, включая экстракраниальные, сонные и позвоночные артерии; нарушения работы гипофиза; заболевания спинного мозга, мозговых оболочек и позвоночника; нарушения черепно-спинномозговых нервов по всему их распространению; и расстройства вегетативной нервной системы.


Краткий обзор

Обучение

  • 7 лет проживания
  • Доступны категориальные и продвинутые должности

Это минимальные требования.Некоторые программы могут иметь более длительное проживание.

Стипендии

9049 1 год 9048
Специализация Длина
Эндоваскулярная хирургическая нейрорадиология 2 года
Функциональная 1 год
Позвоночник 1 год
Основание черепа 1 год
Нейроонкология 2 года
Эпилепсия 9049 9049 9048 Радиотерапия

Образ жизни

Медиана, академическая зарплата 580 000 долларов
Медиана, клиническая зарплата 710 000 долларов

Источник: Ассоциация американских медицинских колледжей


Требования к обучению

Обучение состоит как минимум из шести лет послевузовского образования, которое включает как минимум один год обучения по программе общей хирургии, аккредитованной ACGME, или как минимум один год программы, аккредитованной для приобретения основных клинических навыков, которая должна включать не менее шести месяцев структурированного образовательного опыта в хирургии, отличной от нейрохирургии.В 2014/15 ACGME было аккредитовано 105 программ ординатуры по нейрохирургии, в которых предлагалось 210 вакансий.

Сопоставление информации о программе и статистике матчей

Программы ординатуры по нейрохирургии участвуют в Национальной программе подбора резидентов (NRMP). Результаты матчей и информация о конкурентоспособности для должностей в ординатуре по нейрохирургии обобщены в таблице статистики матчей США ниже.

9048 Результаты MP: U.С. сеньоров, поступающих по одной специальности. * Конкурентоспособность основана на процентном соотношении пожилых людей в США, которые считают каждую специальность своим единственным выбором.

Статистика матчей WUSM

Чтобы просмотреть статистику матчей WUSM за последние несколько лет, посетите Поиск статистики WUSM. (защищен паролем)

Специальность / стажировка

В эндоваскулярной хирургической нейрорадиологии доступно обучение по специальностям / стипендиям после завершения резидентуры по нейрохирургии.Подробная информация об объеме этих программ специализированного обучения, количестве предлагаемых должностей и продолжительности обучения доступна на веб-сайте FREIDA.

Посетить веб-сайт AMA »
Посетить веб-сайт FREIDA»

Информация о карьере

Информация о кадрах врачей FREIDA по каждой специальности включает статистическую информацию о количестве должностей / программ обучения в ординатуре, продолжительности рабочего времени, условиях работы и компенсации, статусе занятости после завершения программы и условиях работы для тех, кто поступает на практику по каждой специальности.

Ресурсы Вашингтонского университета

Контакты факультета

США Статистика матчей
2015
2014
2013
2012
Конкурентоспособность * Высокий Высокий Высокий Промежуточный
# Категориальные / Продвинутые позицииS. Seniors 210 206 204 196
% Сопоставленные пожилые люди в США * 81% 82% 84%

9049 Категориальные / продвинутые позиции 2 0 1 2
# Непревзойденные пожилые люди в США 41 38 35 17
Дэйв Лимбрик, MD 454-4630
Гэвин Данн, MD 747-6141
W. Zack Ray, MD 747-6145
747-6141

Национальные организации

границ | Международно-правовые подходы к нейрохирургии психических расстройств

Введение

История нейрохирургии психических расстройств (NPD) — это одна из крайностей, начиная от празднования и широкого использования до негативной реакции и общественного осуждения.Антониу Эгас Мониш был удостоен Нобелевской премии 1949 года за префронтальную лейкотомию, и до конца 1960-х годов эта форма, более известная как лоботомия, особенно, но не исключительно, применялась в США. На данный момент доступность эффективных антипсихотических препаратов, а также изменения в социальном отношении к психиатрии, рост движения за гражданские права и опасения по поводу применения и побочных эффектов лоботомии — все это способствовало значительному отходу от того, что было тогда. обычно называется психохирургией (Pressman, 1998; Robison et al., 2012; Карузо и Шихан, 2017). Культурные продукты, такие как «Внезапно прошлым летом» (Williams, 1958; Spiegel and Mankiewicz, 1959), «Пролетая над гнездом кукушки» (Kesey, 1962; Douglas et al., 1975) и Hombre Mirando al Sudeste (Pflaum et al., 1986). ) отражают озабоченность различных обществ в 1960-1980-х годах ролью психиатрии, физических методов лечения с участием мозга и государственного контроля над поведением. Необычным законом, отражающим такую ​​озабоченность, является положение Кодекса штата Юта, в котором говорится, что предоставление психиатрического лечения, включая «лоботомию или хирургическое вмешательство», любому человеку «с целью изменения его представления о себе, убеждений или веры в него является уголовным преступлением. Бог».

В этот период противоречий Национальная комиссия США по защите людей в рамках биомедицинских и поведенческих исследований провела оценку психохирургии (1977). Национальная комиссия, также известная как (Национальная комиссия США по защите субъектов биомедицинских поведенческих исследований, 1979 г.), опубликовала в целом положительный отчет и представила руководящие принципы этического использования и регулирования психохирургии (Fins, 2003). Также в этот период несколько юридических юрисдикций приняли свои собственные законы, которые конкретно регулируют NPD.В этих законах часто используется термин психохирургия, а некоторые определили этот термин, чтобы включить неабляционные вмешательства, такие как глубокая стимуляция мозга (например, Онтарио, Канада). В некоторых юрисдикциях в законы о НДП недавно были внесены поправки, что свидетельствует о сохранении интереса регулирующих органов к этой теме. Тем не менее, во многих регионах нет специальных законов о НДП, поэтому сфера практики должна регулироваться в соответствии с общими законами, касающимися медицины [например, Мексика, Аргентина, Манитоба (Канада)].

Сегодня вмешательства в мозг, направленные на восстановление функций, нарушенных в психиатрических условиях, быстро развиваются.Доступные технологии и набор целевых медицинских состояний, потенциально подходящих для этих вмешательств, стремительно расширяются. Быстрая технологическая эволюция представляет собой серьезную проблему для правовых систем. Плохо разработанные законы могут препятствовать или исказить эту эволюцию, а также могут не достичь своих ключевых целей, например, защиты интересов уязвимых пациентов, продвижения общественных интересов и поощрения полезных инноваций. Еще одна проблема для демократических правовых систем заключается в том, как обеспечить отражение взглядов и опыта широкого круга заинтересованных сторон в компромиссах, которые будут достигнуты в окончательных законах (статутах, постановлениях и общем праве).Интересы пациентов, лиц, осуществляющих уход, исследователей, практикующих врачей, производителей устройств и общественности могут расходиться, и принятые законы должны надлежащим образом уравновешивать эти интересы, хотя структурные и политические факторы означают, что определенные интересы могут преобладать.

Существующие правовые рамки неоднородны и не успевают за научными, технологическими и социальными изменениями. Сфера применимости существующих законов, касающихся НДП, часто неясна, и многие из них частично устарели, отражая старую науку, методы вмешательства и социальные течения прошлых десятилетий.Законы также отражают дуализм разума и мозга, при этом многие из них ограничиваются вмешательствами для лечения психических заболеваний, но исключают аналогичные вмешательства, предназначенные для лечения того, что классифицируется как неврологические или мозговые заболевания. Международная дискуссия среди клинических экспертов признает необходимость в некоторой форме руководящих принципов для данной области (Wu et al., 2012; Nuttin et al., 2014; Bari et al., 2018; Doshi et al., 2019). Время от времени призывы к обязательным формам регулирования были сделаны членами соответствующего клинического сообщества (Wu et al., 2012; Visser-Vandewalle, 2014).

Правила бывают разных форм, как юридических, так и неправовых. Консенсусные руководящие принципы, разработанные авторитетными профессиональными организациями, политики, принятые больницами или медицинскими регулирующими органами, и процедуры саморегулирования, созданные группами практикующих врачей, являются примерами правил, которыми можно руководствоваться в практике, даже если они не представляют собой формальных юридических правил и принципов, разработанных судьями или принят государственными органами. У каждой из этих форм есть свои плюсы и минусы с точки зрения простоты, с которой они могут быть подготовлены и изменены с течением времени, их юридической силы, географической применимости и других особенностей.Не сразу ясно, какая форма лучше всего подходит для регулирования НДП, и разные подходы могут быть предпочтительнее в зависимости от типа вмешательства, конкретного общества и правовой культуры. В некоторых юрисдикциях врачи создали формы саморегулирования. Например, психиатры и нейрохирурги в Нидерландах сформировали контрольную комиссию в 1970-х годах, которая продолжила рассмотрение случаев из Бельгии и Нидерландов. Он был одобрен Голландским советом по здравоохранению как «хороший пример саморегулирования» (Cosyns et al., 1994). Этот орган продолжает работать (Gabriëls et al., 2008). Культуры и юрисдикции также могут различаться во взглядах на то, что должно быть сказано в этих правилах, что отражает различия в лежащих в основе концептуальных и этических взглядах, а также социальных и экономических реалиях, которые формируют региональную реакцию на НДП.

На этом фоне возникают шесть ключевых вопросов:

(1) Есть ли необходимость в конкретных правилах, касающихся NPD, или это можно оставить на усмотрение более общих правил, применимых к медицинской практике и исследованиям и / или законодательству в области психического здоровья?

Если требуются особые правила, касающиеся NPD, то:

(2) Какие формы текущего и ожидаемого вмешательства требуют особых правил (т.е., является ли «NPD» как категория регулирования слишком широкой или узкой целью)?

(3) Должны ли правила быть одинаковыми для всех форм NPD, или это другой подход, подходящий для конкретных интервенционных техник (например, абляционный или нет, требующий хирургического разреза или нет, исследовательский или установленный), показания, группы пациентов (например, , дети, нетрудоспособные взрослые или другие уязвимые группы населения, например, помещенные в лечебные учреждения)?

(4) Какую форму должны принимать правила (e.g., законодательные акты, профессиональные руководящие принципы) и какая форма надзора и правоприменения лучше всего (например, комитеты по надзору, лицензирующие органы или трибуналы; предварительное разрешение процедур или предварительная отчетность; консультативные или обязательные решения)?

(5) Какие вопросы следует решать в правилах (например, соответствие критериям пациентов, процедуры получения согласия, требования к отчетности, подготовка и пригодность медицинского персонала или центров)?

(6) Следует ли согласовать эти правила в разных правовых юрисдикциях? Насколько это возможно и каков оптимальный процесс для этого?

Мы не пытаемся ответить на все эти вопросы в этой статье.Вместо этого мы закладываем основу для ответа на них, предлагая структурированный обзор и оценку существующего законодательства, которое конкретно касается НДП из ряда международных юрисдикций. Обзор иллюстрирует виды правил, процедур и механизмов обеспечения соблюдения, которые были приняты, и предлагает комментарии относительно их текущей адекватности.

Метод и ограничения

Объектив

Целью данной работы является изучение ряда законодательных актов по НДП, принятых во всем мире, и рассмотрение сильных и слабых сторон подходов, принятых в этих законах.

Сбор данных

Правовые системы сильно различаются по всему миру, включая гражданские (т. Е. Римские) традиции, традиции общего права, обычное и религиозное право, а также смешанные системы. Мы ориентируемся на основные законодательные тексты (например, законы, кодексы и указы), принятые государственными органами, а не на судебные решения или доктрины. Мы использовали трехуровневый подход к выбору законодательства для рассмотрения в этом исследовании. Во-первых, опираясь на юридический опыт авторской группы, мы провели всесторонний поиск законодательства по НДП в Канаде (13 провинций и территорий) и США (50 штатов).На втором этапе мы расширили этот запрос, изучив законы некоторых стран Западного Содружества (Австралия, Новая Зеландия, Ирландия, Шотландия и Англия). Мы выбрали их, потому что эти страны отражают традицию общего права, соответствующую юридической экспертизе основного автора. Наконец, мы привлекли всю группу соавторов, которые вместе представляют восемь стран в Южной Азии, Восточной Азии, Южной Америке, Северной Америке и Европе, чтобы помочь нам найти законодательство в их юрисдикциях.Эти трехэтапные усилия по сбору данных предоставили надежный срез законодательных актов, на основе которых можно было прокомментировать некоторые подходы к законодательству о НДП, но он не обязательно отражает все законодательные акты по НДП, которые могут существовать во всем мире.

Анализ

В этой работе мы использовали несколько аналитических методов. Во-первых, правила толкования закона включают принципы, согласно которым определяется значение письменного текста и его применение в конкретных сценариях (Solan, 2010).При толковании статутов мы полагались в первую очередь на «простое значение» используемых слов, а также на включение в сами статуты средств определения или толкования, а также на размещение положений в более широкой структуре статута. Во-вторых, мы провели тематический качественный правовой анализ, систематизировав содержание законодательных актов по темам, которые, как мы обнаружили, повторяются во многих законодательных примерах. Мы также обратили внимание на необычные подходы, учитывая нашу заинтересованность в охвате ряда потенциальных подходов к регулированию НДП.В нашу группу авторов входили международные и междисциплинарные представители клинической нейробиологии, психиатрии, нейрохирургии, неврологии и нейроэтики, и мы оценили установленный законом язык в свете этого медицинского и научного опыта, чтобы определить его пригодность для данной области и его потенциальную будущую эволюцию. .

Результаты и презентация

Наш анализ выявил несколько сквозных тем, поднятых в большинстве или во всех примерах законодательных актов, относящихся к НДП, рассматриваемых здесь.Мы организовали их следующим образом: (1) определение области и сферы действия закона (раздел «Юридические определения NPD»), (2) особые правила, предписанные для этой области (разделы «Положения — запреты, применяемые к определенным процедурам или группам», «Положения — независимые»). Процедуры утверждения и правила — требования к сбору данных). Международная и междисциплинарная авторская группа также определила определенные вопросы, которые не были затронуты в рассмотренных нами уставах; мы решили включить обсуждение тех, которые следуют за кратким изложением рассмотренных нами законодательных актов (разделы «Экспериментальные формы NPD» и «Регулирующие вариации» и «Международное движение пациентов»).

Ограничения

Ограничение этой работы состоит в том, что мы не можем предоставить исчерпывающую картину всего законодательства, связанного с NPD, по всему миру или в рамках какой-либо одной юрисдикции, каждая из которых имеет свою собственную правовую структуру и более широкий свод законов, которые могут применяться одновременно с любыми Законы, относящиеся к NPD. Кроме того, каждая юрисдикция имеет свои собственные принципы юридического толкования и судебных решений, интерпретирующих законодательство, которые мы здесь не рассматриваем. Таким образом, на наш обзор не следует полагаться как на авторитетное изложение соответствующего закона, и при необходимости его следует запрашивать у местных лицензированных юристов.Вместо этого мы собрали обширную выборку конкретных законов о НДП по всему миру, чтобы выявить закономерности в этих законах.

Поскольку мы подробно фокусируемся на законах, касающихся NPD, мы не включили законы, регулирующие электросудорожную терапию (ECT), хотя они также существуют во многих юрисдикциях. Кроме того, мы сосредоточились исключительно на формальных законах и не включали в себя принципы консенсуса или какие-либо другие формы саморегулирования.

Наконец, многие процедуры NPD остаются исследовательскими, и поэтому правила, применимые к медицинским исследованиям на людях, будут применяться вместе с любыми законами, относящимися к NPD.Мы не рассматриваем эти правила здесь, и важно отметить, что законы, относящиеся к NPD, обычно игнорируют различие между вмешательствами, которые составляют установленную терапию, и теми, которые остаются экспериментальными.

Правовые проблемы, порожденные эволюцией психиатрической нейрохирургии

Существующий и потенциальный будущий спектр технологий, доступных для нейрохирургии и нейромодуляции психических расстройств, разнообразен и быстро развивается. Это усложняет попытки определить, когда необходимо регулирование, какая форма регулирования рекомендуется и как определить сферу действия законов.Как будет обсуждаться позже, законы, касающиеся конкретных психиатрических вмешательств на головном мозге, сосредоточены в первую очередь на одном или нескольких из следующего: абляционная нейрохирургия, неабляционные хирургические вмешательства, такие как глубокая стимуляция мозга (DBS) и электросудорожная терапия (ECT). Важный вопрос заключается в том, уместен ли этот акцент с учетом эволюции методов функционального вмешательства в мозг. Здесь мы кратко рассматриваем развивающийся спектр методов психиатрической нейрохирургии. Хотя не все из них соответствовали бы действующим законам, регулирующим НДП, важно рассмотреть более широкий потенциальный диапазон вмешательств при принятии решения о том, каким будет оптимальный закон в будущем.

Абляционная нейрохирургия может выполняться с использованием инцизионных и безоперационных методов доступа и поражения целевой ткани мозга [например, стереотаксическая радиохирургия, лазерная интерстициальная термотерапия под магнитно-резонансным изображением (LITT) и сфокусированная ультразвуковая термоабляция под контролем магнитно-резонансного изображения (MRgFUS) )] (Franzini et al., 2019). Абляционные процедуры по-прежнему предоставляются в небольших масштабах при серьезных устойчивых к лечению психических расстройствах, таких как большое депрессивное расстройство (БДР) и обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) (e.g., передняя цингулотомия, капсулотомия) (Nuttin et al., 2014). В большинстве развитых стран NPD перешла от абляционных процедур к нейромодулирующему подходу DBS (Hariz and Hariz, 2013), хотя это не относится к контекстам с ограниченными ресурсами, где доступ к лекарствам, психотерапии и более дорогостоящим DBS ограничен ( Nuttin et al., 2014). DBS исследуется на широкий и постоянно увеличивающийся спектр неврологических и психиатрических проблем, включая БДР, ОКР, зависимость, синдром Туретта, расстройства пищевого поведения, боль, расстройства сознания, агрессию, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и деменцию (Nuttin et al. ., 1999; Mayberg et al., 2005; Schiff et al., 2007; Ли и др., 2019). Другие формы психиатрической нейромодуляции, требующие хирургического доступа, включают эпидуральную и субдуральную стимуляцию (Tronnier and Rasche, 2013, стр. 343). Хирургическая нейромодуляция при психических заболеваниях не всегда применяется непосредственно к мозгу, но также может осуществляться через периферическую нервную систему, как при стимуляции блуждающего нерва. В настоящее время изучаются различные методы нейромодуляции, применяемые извне, такие как транскраниальная электрическая стимуляция (tES) и транскраниальная магнитная стимуляция (TMS).Некоторые из них используются клинически для лечения определенных психических расстройств, и они активно исследуются для других (Cristancho et al., 2013; George et al., 2013; Lefaucheur et al., 2017, 2020). В будущем методы, применяемые извне, могут позволить модуляцию более точно разграниченных структур глубже в головном мозге с помощью помех электрического поля (Grossman et al., 2017) или сфокусированного ультразвука низкой интенсивности (Di Biase et al., 2019).

Еще одно существенное технологическое изменение в нейромодуляции — это переход к чувствительным или адаптивным методам, которые отслеживают активность мозга и обеспечивают стимуляцию только тогда, когда это необходимо, а не постоянно.Этот метод, известный как чувствительная нейростимуляция (РНС), одобрен для лечения эпилепсии у взрослых (FDA, 2020) и изучается для более широкого использования. Интеграция машинного обучения для оптимизации алгоритмов модуляции, а также включение в алгоритмы широкого спектра маркеров для определения потребности в нейромодуляции (Hell et al., 2019) может создать более мощные, гибкие и сложные нейропротезы для управление дисфункциональными состояниями мозга.

Технологическая эволюция может также привести к тому, что некоторые формы лечения, такие как терапия психотропными препаратами, которые ранее не подпадали под действие законов NPD, подпадают под действие законов.Способы доставки лекарств непосредственно в мозг с помощью хирургического подхода (способом, аналогичным существующим формам интратекальной доставки лекарств) возможны в будущем (Fowler et al., 2020), и когда их используют для лечения психических расстройств, они будут представлять собой форму нейрохирургия, которая выходит за рамки некоторых существующих юридических определений NPD, но в пределах других.

Все это означает, что законы могут со временем стать двусмысленными, устаревшими, чрезмерно широкими или неполными по мере изменения методов вмешательства.Это представляет собой серьезную проблему для разработки надлежащих и полезных правил.

Множество факторов имеют отношение к вопросу о том, требуется ли какая-либо форма регулирования, и если да, то что в ней следует сказать. Факторы, относящиеся к методу вмешательства, включают безопасность, обратимость, эффективность, побочные эффекты и практичность. Хотя все абляционные методы предназначены для необратимого поражения головного мозга, неинцизионные абляционные методы, такие как сфокусированный ультразвук или радиохирургия, могут избежать рисков, таких как инфекция, которые связаны с послеоперационными методами.Методы нейромодуляции различаются в зависимости от того, являются ли они (а) общими, диффузными или точно направленными по своим стимулирующим эффектам, (б) способны воздействовать на поверхностные ткани головного мозга или более глубокие структуры, (в) требуют хирургического разреза или применяются наружно, (г) применяются непосредственно к мозгу или, скорее, к периферической нервной системе, и (д) являются адаптивными.

Помимо характеристик методов, необходимость регулирования имеют значение и другие факторы. Контекст, в котором применяются вмешательства, и степень уязвимости конкретной группы пациентов также будут иметь отношение к необходимости дополнительной правовой защиты.Например, существующие законы демонстрируют озабоченность по поводу использования NPD у молодых, недееспособных, принудительно госпитализированных или заключенных в тюрьму людей.

Следующий обзор законов о НДП следует читать с учетом меняющегося технологического ландшафта. Действующие законы вызывают множество вопросов. Например, некоторые законы применяют одни и те же ограничительные правила к абляционным NPD и неабляционным вмешательствам, таким как психиатрическая DBS. Хотя оба связаны с хирургическими рисками, они различаются по степени обратимости и адаптируемости.Некоторые законы охватывают только аблятивный NPD, но, кажется, не учитывают психиатрические DBS, которые некоторые могут рассматривать как создающие достаточный риск, требующий особой правовой защиты. Хотя в этой статье мы сосредотачиваемся на NPD и законах психохирургии, мы отмечаем, что аналогичный вопрос относится к внешне применяемой нейромодуляции. В некоторых юрисдикциях (например, в Индии; Южной Австралии; Португалии) ЭСТ регулируется особыми законами, что ставит вопрос о том, следует ли аналогичным образом регулировать и другие более новые формы неинвазивной нейромодуляции, такие как tES или TMS.

Существующие законы, регулирующие NPD

В этом разделе мы приводим примеры существующих законов, регулирующих психохирургию или NPD, которые взяты из разных стран мира. Во многих странах нет специальных законов о НДП, и вместо этого эти процедуры регулируются в соответствии с общими правовыми нормами, применимыми к исследованиям на людях, лекарствам и медицинским устройствам. Другие решили принять специальные законы о НДП, которые охватывают некоторые из этих вопросов. Здесь мы представляем темы, содержащиеся в этих законах, относящихся к NPD, отмечая и оценивая диапазон подходов, раскрытых по каждой теме.

Юридические определения NPD

Юридические определения выбраны по особой причине, а именно, чтобы было ясно, когда закон применяется, а когда нет. Центральный вопрос при выборе юридического определения — почему требуется правовое регулирование. Как только это будет определено, определение можно адаптировать, чтобы попытаться охватить только те ситуации, которые требуют этого регулирования и оставляют другие вне закона. Определения могут быть конкретными и узкими или более широкими и общими, при этом каждый подход создает определенные проблемы.

Одна из проблем с конкретными определениями заключается в том, что их легче обойти, выбрав процедуры, выходящие за рамки определений. Конкретные определения также сопряжены с риском для быстро развивающихся областей, таких как NPD, поскольку законы могут быстрее устареть. Вместо этого можно принять общее определение, но это вызовет другие проблемы. Во-первых, общее определение, как правило, охватывает слишком многое, поэтому в законе требуется включить список конкретных исключений. Чрезмерно широкие определения также могут нанести вред быстро развивающимся областям, таким как NPD, из-за ненужного регулирования авансов, которые, возможно, не нуждаются в таком строгом регулировании.Существуют нормативные методы, которые позволяют обновлять или уточнять, и они различаются по степени бюрократической задержки и сложности. С другой стороны, осторожный темп регулятивной адаптации не всегда является плохим, если он помогает избежать ошибок или безответственной поспешности, выявить непреднамеренный долгосрочный вред или накопить опыт, поддерживающий полезные инновации.

Устаревание — серьезная проблема для законодательных актов, поскольку их обычно сложно и долго вносить в поправки.По этой причине во многих правовых системах используются делегированные или подзаконные акты (часто называемые нормативными актами), в которые легче вносить поправки. Законодательный орган делегирует полномочия по составлению этих правил определенному органу, устанавливая объем этих делегированных полномочий в рамках закона. Например, в законе может быть указано, что психохирургия включает или исключает те вмешательства, которые перечислены в конкретном постановлении, которое само по себе может быть изменено по мере необходимости. Это подход, который может позволить более легко изменять определение NPD время от времени по мере необходимости.

Существующие законодательные определения NPD

Существующие законы обычно используют определение из трех частей, которое описывает психохирургию как набор (а) техник, используемых для набора (б) включенных показаний, но не для набора (в) исключенных показаний. В качестве примера можно привести провинцию Онтарио (Канада) [s.49 (2)] (Закон о психическом здоровье R.S.O., 1990), которая определяет психохирургию как:

«любая процедура, которая путем прямого или косвенного доступа к мозгу удаляет, разрушает или прерывает целостность гистологически нормальной ткани мозга, или которая вводит постоянные электроды для импульсной электрической стимуляции с целью изменения поведения или лечения психических заболеваний, но при этом не включать неврологические процедуры, используемые для диагностики или лечения органических заболеваний головного мозга, трудноизлечимой физической боли или эпилепсии, если эти состояния очевидны.”

Таким образом, определение

Онтарио включает абляционную нейрохирургию (как послеоперационные, так и безоперационные методы, такие как радиохирургия), а также формы нейромодуляции с использованием имплантатов. Эти методы считаются психохирургией по закону только в тех случаях, когда они используются для определенных целей: изменение поведения или лечение психических заболеваний. Они не включаются, если используются для лечения органических заболеваний мозга, трудноизлечимой физической боли или эпилепсии.

Менее распространенный подход к определению состоит в том, чтобы определить термин для целей закона как любую процедуру, перечисленную в подзаконных актах.Три юрисдикции, которые используют подзаконные акты по-разному для определения NPD, — это Великобритания и штаты Квинсленд и Новый Южный Уэльс в Австралии.

Примеры юридических определений NPD со всего мира включены в Таблицу 1.

Таблица 1 . Законодательные определения NPD.

Общие проблемы с существующими законодательными определениями

Особой проблемой в некоторых юридических определениях NPD является исключение вмешательств при «органических заболеваниях мозга».Это отражает проблемный философский дуализм разума и мозга. Во-первых, если целью законодательства является защита уязвимых пациентов, неясно, является ли пациент менее уязвимым, если существует очевидная органическая или физическая причина их симптомов (например, нарушения развития нервной системы, деменция). Во-вторых, нозологическое различие между психическими / поведенческими и органическими состояниями мозга не является стабильным, поскольку становится лучше понятна лежащая в основе нейробиология психических расстройств. В настоящее время известно, что некоторые психические заболевания имеют структурные, нейрохимические и электрофизиологические патологические субстраты в головном мозге.Некоторые состояния, такие как болезнь Паркинсона, классифицируются как неврологические расстройства, но включают не только двигательные, но и эмоциональные и когнитивные симптомы. Трудно понять, почему лечение этого состояния выходит за рамки законов NPD из-за диагноза болезни Паркинсона, а лечение подобных эмоциональных и когнитивных симптомов само по себе подпадало бы под законы NPD в отсутствие такого диагноза. Наконец, различие концептуально запутано с самого начала, учитывая, что симптомы психических расстройств можно понять одновременно на уровне разума и мозга, а их причины могут быть неоднородной смесью психологических, экологических и внутренних биологических факторов.В конечном счете, это предполагаемое различие является неадекватной основой для определения сферы действия закона, регулирующего НДП, и было бы лучше вернуться к основному вопросу о том, почему требуется регулирование. Затем можно разработать определение, чтобы гарантировать, что те случаи, которые следует регулировать, действительно регулируются, а те, которые не должны регулироваться, — нет.

Другая проблема связана с законодательными актами, которые ограничивают сферу действия NPD процедурами, имеющими целью лечение психического заболевания или расстройства. Многие законы содержат определение «психического заболевания» или «психического расстройства» для целей законодательства, и это имеет решающее значение для определения сферы действия закона.Юридические определения могут не точно соответствовать основным медицинским нозологиям, что создает источник двусмысленности и путаницы. Примером проблемы является правовая вариация в подходе к NPD в отношении зависимости и трудноизлечимого агрессивного поведения, связанного с определенными расстройствами или синдромами, которые включают умственную отсталость (Micieli et al., 2016). Будет ли вмешательство в такие случаи соответствовать законам о НДП Виктории (Австралия), Ирландии и Индии, зависит от юридического определения психического заболевания или расстройства в их соответствующих законах.Закон штата Виктория (Австралия) определяет психическое заболевание как «заболевание, которое характеризуется значительным нарушением мысли, настроения, восприятия или памяти» (с. 4). Неясно, но это определение, похоже, исключает зависимость и агрессивность, связанные с умственной отсталостью. В Ирландии, с другой стороны, определение психического расстройства явно включает умственную отсталость, но, вероятно, исключает зависимость (раздел 3). Наконец, в Индии регулируется психохирургия для лечения психических заболеваний, которые, по определению, включают зависимость, но исключают когнитивную инвалидность [s.2 (s)].

Этот обзор также поднимает вопросы о технологическом устаревании определений. Некоторые из недавно обновленных законодательных актов прямо или косвенно регулируют такие вмешательства, как ТМС, которые, по-видимому, не соответствуют старым законам, которые вместо этого сосредоточены на инвазивной нейрохирургии. Например, Шотландия не включает ТМС в правила, регулирующие психиатрическую нейрохирургию, но прямо включает ТМС и стимуляцию блуждающего нерва в набор мер безопасности, применимых к электросудорожной терапии (Рег.2005 № 292). Если желательно регулировать такие вмешательства, как TMS, следует обновить законодательные акты, которые не касаются этого.

Другой пример проблемы адекватного описания изменяющейся области неврологических вмешательств представлен в Квинсленде (Австралия), который регулирует класс вмешательств, обозначенных как «неабляционные нейрохирургические процедуры», определяемые как «процедуры на головном мозге, которые не включают умышленное повреждение или удаление ткани головного мозга для лечения психических заболеваний »(Sched.3). Проблема с этим определением в том, что оно потенциально очень широкое. Неинвазивные формы нейромодуляции с помощью сфокусированного ультразвука или ТМС, очевидно, являются «процедурами для мозга». Однако неясно, должны ли эти неинвазивные процедуры рассматриваться как подпадающие под юридическое определение «неабляционных нейрохирургических процедур», даже если они, по-видимому, подпадают под юридическое определение.

Наконец, определения, которые включают только те вмешательства, которые предназначены для «основной» цели лечения психических заболеваний [e.г., Саскачеван (Канада)] также вызывают юридические вопросы. Например, если нейрохирургия предпринималась для лечения непсихиатрического состояния, но могла быть выполнена одним из двух способов, один из которых может случайно облегчить психическое состояние, если выбор этого метода представляет собой выбор, сделанный в первую очередь для лечения психического заболевания. ? Mallet et al. (2002) описывают неожиданное облегчение давних симптомов ОКР у двух пациентов, получавших DBS от болезни Паркинсона. Их отчет показывает, что иногда бывает трудно определить основную цель вмешательства, если одновременно можно устранить несколько состояний.Также трудно определить «первичную» непсихиатрическую цель, потому что состояние может включать в себя сочетание симптомов, некоторые из которых классифицируются как психиатрические, а некоторые как неврологические в преобладающем дуалистическом понимании. Bandini et al. (2007) описывают стратегию перехода на DBS у пациентов с болезнью Паркинсона, чтобы уменьшить количество лекарств, вызывающих патологическое пристрастие к азартным играм. Поскольку игровое расстройство классифицируется как психическое расстройство, будет ли выбор хирургического вмешательства для снижения этого поведения хирургическим вмешательством с основной целью лечения психического заболевания? В конечном итоге дуалистические концепции и юридический язык плохо подходят для нашего развивающегося понимания психических и поведенческих состояний.

Положения — Запреты, применяемые к определенным процедурам или группам населения

Многие из существующих законов запрещают определенные виды NPD в целом или их использование в определенных группах населения. Законы Нового Южного Уэльса (статья 83) и Северной территории в Австралии [статья 58 (2)] запрещают психохирургию независимо от техники или популяции пациентов. Примером незаконного запрета является Япония, где Японское общество психологии и неврологии приняло общую резолюцию против психохирургии в 1975 году в период публичных споров (Nudeshima and Taira, 2017).

Некоторые законы запрещают NPD для определенных групп населения, определяемых возрастом, дееспособностью или правовым статусом (например, заключенные или пациенты, которые были принудительно госпитализированы). Эти запреты, по-видимому, основаны на опасениях по поводу уязвимости пациента из-за его недееспособности или добровольности согласия с учетом контекста.

Примеры полных и частичных запретов на NPD приведены в Таблице 2. Обратите внимание, что некоторые законы разрешают NPD, но только в том случае, если выполняются дополнительные требования к утверждению (e.g., одобрение трибуналов, советов по этике или судов), и они обсуждаются отдельно в следующем разделе C. В Таблицу 3 мы также включаем другие правила, связанные с чрезвычайными ситуациями и предварительными указаниями, которые также влияют на право на участие в NPD.

Таблица 2 . Примеры различных форм запретов на НПД.

Таблица 3 . Примеры типов дополнительных правил, касающихся права на участие в NPD.

Проблемы, вызванные законодательными запретами на NPD для уязвимых групп пациентов

Это важная этическая проблема, заключающаяся в том, что категорическое исключение уязвимых групп может быть одновременно полезным и вредным.Исключение защищает их от принуждения или иного ненадлежащего обращения. Однако он также лишает их доступа к ряду потенциально полезных методов лечения, которые разрешено принимать другим. Комиссия США 1977 г. отметила эту проблему, предположив, что «справедливость требует, чтобы людям не было отказано в доступе к потенциально полезной терапии просто потому, что они были принудительно ограничены или не могут дать осознанное согласие» (стр. 64). В то же время Комиссия отметила их уязвимость к принуждению и возможность того, что психохирургия может быть предложена для изменения их поведения в социальных или институциональных целях, которые могут не совпадать с собственными интересами или желаниями пациентов (стр. 65).Комиссия предложила разрешить это противоречие путем принятия ряда мер защиты. Во-первых, необходимо требовать судебного рассмотрения индивидуальных заявлений. Во-вторых, этим уязвимым группам не следует предоставлять психохирургические процедуры до тех пор, пока национальный консультативный совет по психохирургии не определит, что процедура продемонстрировала очевидную пользу в отношении психиатрических симптомов или расстройств.

Решение ограничить NPD только дееспособными пациентами до тех пор, пока не появятся четкие доказательства его безопасности и эффективности, будет работать для некоторых применений NPD, но может не помочь при проблемах, которые возникают в основном у недееспособных людей (например,ж., расстройства сознания, агрессивность, связанная с умственной отсталостью). Например, самоповреждение и агрессивное поведение иногда сочетаются с когнитивными нарушениями в некоторых условиях (Arron et al., 2011). DBS и аблятивный NPD активно исследуются для решения этих агрессивных поведенческих проблем (Gouveia et al., 2019). Исследования форм НДП, которые в некоторых местах запрещены законом, могут вместо этого продолжаться в странах с менее строгой правовой средой, хотя в этих странах могут быть адекватные альтернативные формы надзора (например,g., сильные системы этики исследований и надежные системы сдержек и противовесов в правилах суррогатного согласия). Однако миграция исследований в юрисдикции без регулирования или адекватной альтернативы может стать проблемой, если регулятивный надзор действительно оправдан. Кроме того, учитывая редкость этих процедур, важен систематический сбор подробных данных и обмен ими (с адекватной защитой конфиденциальности) по каждому отдельному случаю. В результате было бы лучше поощрять исследования условий, связанных в первую очередь с такими уязвимыми группами населения, в юрисдикциях, где могут быть обеспечены надлежащий надзор, сбор данных и публикация результатов.Юрисдикции, в которых в настоящее время отсутствует такой надзор, должны работать над развитием этих механизмов, чтобы можно было поддерживать местные исследования и защищать участников.

Это остается важным напряжением, с которым нужно ориентироваться сегодня в свете законодательных ограничений на книги, особенно для форм NPD, которые имеют хорошее соотношение пользы и риска и которые добровольно используются дееспособными пациентами.

Положения

— процедуры независимого утверждения

Множественные юрисдикции вводят независимые процедуры утверждения в дополнение к информированному согласию.Эти процедуры различаются по трем основным направлениям. Во-первых, они различаются по тому, кто должен предоставлять независимую проверку и одобрение (например, независимые врачи, назначенные правительством врачи или непрофессионалы, комитет по этике больниц, специализированный административный трибунал или суды). Примеры всего этого представлены в Таблице 4. Во-вторых, процедуры различаются количеством деталей, указанных в отношении того, что должен проверять независимый орган, и условиями утверждения этого органа. В-третьих, они различаются в зависимости от того, установлен ли один и тот же независимый процесс утверждения для всех случаев или для определенных групп пациентов требуются разные процессы утверждения (например,г., заключенные, дети, инвалиды).

Таблица 4 . Примеры процедур независимой проверки.

Закон о психическом здоровье ( 2014b ) штата Западная Австралия является примером нормативного акта, в котором подробно описан процесс принятия решений и критерии утверждения, которые должны применяться Трибуналом по психическому здоровью. Психиатр пациента должен обратиться в Трибунал в письменной форме, указав (а) причины для рекомендации психохирургии и (б) план лечения психохирургии, включая подробное описание предлагаемой психохирургии, имя, квалификацию и опыт предлагаемого нейрохирурга. , а также название и адрес места, где будет проводиться психохирургическая операция (s.417). Стороны судебного разбирательства в Трибунале по психическому здоровью включают пациента, психиатра-заявителя и любого другого человека, который, по мнению Трибунала, имеет достаточный интерес для включения в дело (статья 418). Трибунал не может утвердить, если он не удовлетворен пятью вещами: пациент дал информированное согласие, психохирургия имеет клинические достоинства и уместна, все разумно доступные альтернативные методы лечения, которые могут предложить достаточную и длительную пользу, были безуспешно опробованы, предложенный нейрохирург имеет соответствующую квалификацию и опыт, и предлагаемое место для проведения психохирургии является подходящим (см.419). Трибунал должен принять во внимание перечень вопросов при принятии решения о том, одобрять ли психохирургию: (а) мнение любого лица, осуществляющего уход, близкого члена семьи или лица, оказывающего личную поддержку пациенту, (б) последствия для лечения и забота о пациенте о невыполнении психохирургической операции, (c) характер и степень риска психохирургии, (d) вероятность того, что психохирургия будет способствовать и поддерживать здоровье и благополучие пациента, и (e) любые другие вещи, которые Трибунал считает относящимися к решению (ст.420). Многие другие законы содержат мало или не содержат подробностей подобного рода, хотя рассмотрение многих из этих вопросов подразумевается при выполнении функции независимого трибунала по надзору.

В нескольких юрисдикциях применяются различные типы требований независимого утверждения в зависимости от класса пациента. В Ирландии требуется одобрение суда, если пациент — ребенок, который был принудительно госпитализирован [s. 25 (12)]. В Бразилии требуется разрешение суда, если пациент принудительно или принудительно госпитализирован (ст.19). В Шотландии в случае недееспособных пациентов требуется одобрение суда [s. 236 (4)].

Преимущества и недостатки процедур утверждения

Процедуры независимой проверки имеют преимущества и недостатки. Они могут защитить от ненадлежащего поведения со стороны врачей или учреждений, обеспечивая независимое изучение случаев до предоставления NPD. Клиницисты и медицинские учреждения могут приветствовать это независимое исследование, поскольку оно обеспечивает внешнюю гарантию пригодности лечения в клиническом контексте, который может вызывать споры.Еще одно преимущество специализированных трибуналов по психическому здоровью состоит в том, что они могут обеспечивать многопрофильный вклад в решения, регулируя состав трибунала, указывая профессиональный опыт независимых назначенных лиц и требуя консультаций с широким кругом лиц. С другой стороны, дополнительные процедуры утверждения увеличивают нагрузку на пациентов и клиницистов, а также повышают вероятность того, что дееспособным пациентам может быть отказано в лечении, которое они хотят, и что их собственные клиницисты, которые знают их лучше, чем контрольные органы, рекомендуют.Посещение лечащих врачей обсуждений в контрольном органе может помочь обеспечить адекватную информированность принимаемых решений.

Вышеизложенное является примерами обязательных процедур независимой проверки и утверждения. Стоит отметить, что рекомендательные процедуры проверки, в отличие от обязательной, также могут работать. Например, в Бельгии Комитет фламандской стереотаксической нейрохирургии при психических расстройствах (SNPD) включает членов из четырех университетов Фландрии и был создан в 1970-х годах для рассмотрения предложений по психиатрической нейрохирургии, чтобы гарантировать соответствие лечения и способность пациента к лечению. дать информированное согласие (Cosyns et al., 1994; Gabriëls et al., 2008). Первоначально его роль была консультативной, хотя теперь, по-видимому, его утверждение требуется по закону, по крайней мере, в некоторых ситуациях (Бельгия, 2016).

Правила

— Требования к сбору данных

В некоторых юрисдикциях требуется, чтобы периодические отчеты о деятельности NPD представлялись государственному органу или назначенному государством лицу. Требования к юридической отчетности различаются по деталям, некоторые из них включают информацию о пациентах, а другие просто сообщают о количестве и типах выполненных процедур.Менее подробные отчеты предлагают менее ценные возможности для надзора. Примеры требований к отчетности приведены в таблице 5.

Таблица 5 . Примеры нормативных требований к отчетности.

Некоторые законы регулируют данные, которые должны быть включены в медицинские карты. Например, Калифорния требует, чтобы лечащий и лечащий врач (-ы) поместили в протокол лечения пациента подписанное заявление с указанием причин для процедуры, того факта, что все другие подходящие методы лечения были исчерпаны, что психохирургия определенно показана и является наименее радикальная альтернатива, доступная для лечения пациента [California, Cal.Welf & Inst. Кодекс § 5326.6 (c)]. Кроме того, три дополнительных врача (один должен быть назначен учреждением, а два — местным директором психиатрической службы; и два должны быть психиатрами или нейрохирургами) должны лично осмотреть пациента и согласиться с оценкой лечащим врачом способности пациента дать согласие. а также с уместностью психохирургии. Это должно быть задокументировано и подписано ими в протоколе лечения [California, Cal. Welf & Inst.Кодекс § 5326.6 (d)].

Преимущества и недостатки требований к отчетности

Требования к регулирующей отчетности предлагают полезный способ обеспечить сбор достаточно подробной информации о том, что остается нечастой и исключительной формой вмешательства, а также предлагает средства ретроспективного надзора. Стоит отметить, что эксперты в этой области выступали за больший сбор и обмен данными, считая их «решающими для реализации потенциала ряда нейротехнологий и их использования в клинической практике» (Ramirez-Zamora et al., 2019). В отчете Национальной комиссии США 1977 г. рекомендовалось создать механизм для сбора данных о: характере, масштабах и результатах психохирургических процедур, выполняемых в США, показаниях к процедурам и группах населения, которым они выполняются.

Обратной стороной этого типа сбора данных является вторжение в частную жизнь пациентов и риск непреднамеренного доступа к очень конфиденциальным записям пациентов. Национальная комиссия США отметила этот риск, рекомендуя использовать строгие меры безопасности (Национальная комиссия США по защите людей в рамках биомедицинских поведенческих исследований, 1977).

Экспериментальные формы NPD

В этой статье мы не рассматривали правила, применимые к экспериментальным процедурам NPD. Многие формы NPD остаются экспериментальными, поэтому будут применяться дополнительные юридические правила, касающиеся того, когда допустимо попытки лечения, выходящие за рамки принятого стандарта лечения, в дополнение к конкретным законам NPD, обсуждаемым здесь. Например, там, где регулирующий режим запрещает психохирургию для несовершеннолетних, любые правила одновременных исследований на людях, которые разрешают медицинские исследования у несовершеннолетних, не должны рассматриваться как предполагающие, что психохирургические исследования у несовершеннолетних разрешены.

Большинство законов, касающихся NPD, не делают различия между экспериментальным лечением и общепринятым клиническим лечением, и будут применяться к обоим. Пара законов действительно решает вопрос о том, является ли предлагаемый НПД установленным методом лечения или нет. Например, Указ о психохирургии Чили (2002 г.) оправдывает строгие правила психохирургии на основании общего отсутствия научных доказательств, отсутствия консенсуса относительно возможных преимуществ и вреда, а также международных этических противоречий.Психохирургия разрешена только при тяжелой, устойчивой к лечению депрессии или ОКР.

Изменение нормативных требований и международное перемещение пациентов

Проблема, которая может возникнуть в результате изменений в законах о NPD, заключается в том, что исследовательская деятельность и пациенты могут перемещаться в юрисдикции, которые являются более разрешительными. Эта возможность иллюстрируется тенденцией, задокументированной бывшим Наблюдательным советом по психохирургии штата Виктория в Австралии, когда пациенты переезжают из австралийских штатов, которые запрещают психохирургию, в те, в которых это разрешено.В отчете Наблюдательного совета психохирургии за 2011–2012 гг. Отмечалось, что:

«Одно из заявлений, полученных в 2011/12 году, касалось человека из Южной Австралии. Это продолжалось по аналогии с предыдущими годами, когда с 2007 года пять заявок были связаны с лечением лиц из других штатов. Это происходит из-за ограничений или запретов на доступность стимуляции глубокого мозга для лечения психических заболеваний в других австралийских юрисдикциях. Новый Южный Уэльс, где психохирургия запрещена, изучает это… »(Victoria Psychosurgery Review Board 2011/2012 Annual Report Melbourne :, 2012, p.26).

Широко распространенная миграция пациентов между странами в настоящее время кажется маловероятной, учитывая расходы и статус исследования многих NPD. Тем не менее, все еще можно найти рекламу медицинского туризма, в которой упоминается абляционная хирургия, DBS и стимуляция блуждающего нерва при психических расстройствах, а также ряд установленных функциональных нейрохирургических процедур для других состояний (Neurosurgery in Mexico, 2020). В самом деле, медицинский туризм для традиционных нейрохирургических методов лечения может возникать из-за отсутствия доступности или стоимости в родной стране (например,г., Idowu, Adewole, 2015). Кроме того, пациенты могут мигрировать между юрисдикциями после получения лечения, что вызывает вопросы о доступе к постоянной помощи в их новых странах.

В той степени, в которой происходит перемещение пациентов для доступа к NPD, важным вопросом является обеспечение надлежащего последующего наблюдения и ведения пациентов, таких как пациенты с имплантированным DBS. Кроме того, миграция вызовет проблемы, если правила в принимающей юрисдикции неадекватны.Это важный вопрос, за которым следует следить. В нем также предлагается, чтобы правительства и профессиональные ассоциации предприняли шаги для гармонизации нормативных стандартов и обеспечения их соблюдения.

Заключение

Этот обзор некоторых конкретных законов о NPD, принятых во всем мире, показывает, что различные правовые юрисдикции рассматривают эту область медицинского вмешательства как требующую особого внимания со стороны регулирующих органов, и что эта точка зрения сохраняется и сегодня. Действительно, недавно были приняты или изменены многие законы, особенно в странах Азии, Европы и Австралии.Типы вопросов, содержащихся в этих законах, различаются, но обычно они связаны с ограничениями права на участие в NPD, специальными процедурами утверждения, а также требованиями к сбору данных и отчетности.

Существенные законодательные проблемы связаны с разработкой соответствующих законов в контексте быстрого развития технологий и медицинской практики. Проблема заключается не только в том, чтобы надлежащим образом определить объем регулирования, но даже в том, чтобы определить, где регулирование требуется в настоящее время или может потребоваться в будущем.

Авторитетные голоса в медицинском сообществе видят необходимость в руководящих принципах консенсуса, и некоторые призывают к обязательному регулированию, а также к более широкому сбору данных и обмену ими в этой области. Теперь следует продолжить работу, чтобы ответить на вопросы, изложенные во введении к этой статье. Во-первых, есть ли необходимость в конкретных рекомендациях или правилах, касающихся NPD? Многие юрисдикции решили, что для NPD необходимы конкретные правила, а не правила, которые обычно применяются ко всем медицинским исследованиям и практике.Стоит отметить, что это не всегда должно принимать форму официального законодательства, но может возникать в результате инициатив саморегулирования со стороны профессии.

Существенной задачей будет решить, какие формы вмешательства следует регулировать, и выбрать юридическое определение, которое сможет пережить изменения в технике и практике с течением времени. Наш обзор показал, насколько это сложно, и предполагает, что лучший подход отражен в юрисдикциях, таких как Шотландия, которые не пытаются исчерпывающе перечислить конкретные вмешательства, которые должны регулироваться в рамках закона, а вместо этого указывают, что в дополнение к перечисленным вмешательствам другие виды лечения могут время от времени уточняться в правилах.Этот метод или его версия позволят обновлять систему, добавляя или удаляя типы вмешательств по мере того, как необходимость регулирования становится очевидной.

Другой важный вопрос — что должно быть сказано в регламенте. Важное значение будет иметь междисциплинарное размышление о том, как наилучшим образом продвигать и защищать интересы уязвимой группы пациентов. Вред может быть вызван неправильным вмешательством, но также и законами, исключающими людей из лечения. Важным аспектом для международного размышления является то, как управлять миграцией исследований и пациентов между юрисдикциями с различными правилами и механизмами надзора.Наконец, системы, которые обеспечивают более надежный сбор и обмен данными, помогут защитить пациентов и продвинуться в этой области, и ключевую роль в достижении этой цели может сыграть международная гармонизация регулирования, помимо устранения потенциальных рисков медицинского туризма для НДП.

Мы не анализировали пригодность для NPD существующих систем надзора и регулирования исследований на людях или возможные несоответствия между этими системами и существующими законами NPD.Этого также следует добиваться в будущей работе. Тем не менее, на наш взгляд, имеющейся информации достаточно, чтобы сделать вывод о том, что соответствующие правила необходимы для безопасного и этичного развития многообещающей области, которая может предложить вариант для пациентов с тяжелыми и неизлечимыми страданиями.

Авторские взносы

JC исследовал, написал и отредактировал рукопись. Все остальные авторы предоставили региональные знания о соответствующем законодательстве и медицинской практике, а также просмотрели и исправили рукопись.

Финансирование

Эта работа была поддержана финансированием CIHR (Канадские институты исследований в области здравоохранения) через программу ERANET-Neuron по финансированию нейроэтики (2017), а также финансированием сотрудничества с Аргентиной Университетом Оттавы.

Конфликт интересов

JF получает гонорары за книги «Права приходят в голову: травмы мозга, этика и борьба за сознание» от Cambridge University Press. Ча входил в состав независимого консультативного совета Medtronic.Б.К. является консультантом в Medtronic и Abbott, имеет стипендию от Medtronic, Abbott и Boston Scientific, а также имеет грант MJFF. HM получает плату за консультации и интеллектуальную лицензию от Abbott Neuromodulation. Компания BN имплантировала устройства, щедро предоставленные Medtronic, для глубокой стимуляции мозга (DBS) пациентам, страдающим обсессивно-компульсивным расстройством (OCD). Medtronic предоставила гранты BN на исследования, образование и путешествия. Б.Н. руководил кафедрой стереотаксической нейрохирургии при психических расстройствах Medtronic в KU Leuven, а также кафедрой нейромодуляции, пожертвованной Medtronic.BN является совладельцем патента на DBS в OCD. AJO-M является получателем гранта Schuhfried GmBH на нормирование и валидацию когнитивных тестов и является национальным координатором в Португалии неинтервенционного исследования (EDMS-ERI-143085581, 4.0) для характеристики когорты устойчивой к лечению депрессии в Европе. , спонсируется Janssen-Cilag Ltd, и испытание терапии псилоцибином для лечения устойчивой депрессии (НОМЕР EudraCT: 2017-003288-36), спонсируемое Compass Pathways Ltd.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Аррон К., Оливер К., Мосс Дж., Берг К. и Бербидж К. (2011). Распространенность и феноменология самоповреждения и агрессивного поведения при генетических синдромах. J. Intell. Disabil. Res. 55, 109–120. DOI: 10.1111 / j.1365-2788.2010.01337.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бандини Ф., Примавера К., Пиццорно М. и Кочито Л. (2007). Использование STN DBS и сокращение приема лекарств в качестве стратегии лечения патологической склонности к азартным играм при болезни Паркинсона. Parkinsonism Relat. Disord. 13, 369–371. DOI: 10.1016 / j.parkreldis.2006.07.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бари А. А., Микелл К. Б., Эбош А., Бен-Хаим С., Бьюкенен Р. Дж., Бертон А. В. и др. (2018). Прокладывая путь вперед в психиатрической нейрохирургии: материалы семинара Американского общества стереотаксической и функциональной нейрохирургии 2016 года по нейромодуляции психических расстройств. J. Neurol. Нейрохирургия.Психиатрия 89, 886–896. DOI: 10.1136 / jnnp-2017-317082

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельгия (2016). Arrêté ministériel modifiant la liste et les listes nominatives jointes com applications 1 et 2 à l’arrêté royal du 25 июля 2014 фиксирующие процедуры, дела и условия в matière d’intervention de l’assurance Obligatoire soins de santé et indemnités dans le coins des implants et des dispositifs médicaux invasifs . Доступно в Интернете по адресу: http: // www.ejustice.just.fgov.be/mopdf/2016/07/29_1.pdf#Page45 (по состоянию на 7 июля 2016 г.).

Google Scholar

Свод правил штата Калифорния. 15 CCR § 3999.349 (Психохирургия)

Google Scholar

Чили (1998). Decreto 570 (28 августа 1998 г.) Aprueba reglamento para la internacion de las personas con enfermedades mentales y sobre los establecimientos que la proporcionan. [Chile, Decreto 570]

Google Scholar

Чили (2002). Resolución 656.(20 июня 2002 г.). Regula la apliccacion de la tecnica de psicocirugia o cirugia aplicada al tejido cerebral

Google Scholar

Cosyns, P., Caemaert, J., Haaijman, W., van Veelen, C., Gybels, J., van Manen, J., et al. (1994). «Функциональная стереотаксическая нейрохирургия при психических расстройствах: опыт Бельгии и Нидерландов» в «Достижения и технические стандарты в нейрохирургии». Достижения и технические стандарты в нейрохирургии, Vol. 21 , ред.Саймон, Л. Каллиау, Ф. Кохадон, Дж. Лобо Антунес, Ф. Лоу, Х. Норнес, Э. Пастор, Дж. Д. Пикард, А. Дж. Стронг и М. Г. Яшаргил (Вена: Springer). DOI: 10.1007 / 978-3-7091-6648-2_6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристанчо, М.А., Кристанчо, П., и О’Рирдон, Дж. П. (2013). «Другие терапевтические применения поверхностной стимуляции мозга», в Справочник по клинической неврологии , Vol. 116 (3-я серия) Стимуляция мозга. ред. А. М. Лозано и М.Халлетт (Амстердам: Elsevier), 415–421. DOI: 10.1016 / B978-0-444-53497-2.00034-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Биасе, Л., Фалато, Э., и ди Лаззаро, В. (2019). Транскраниальный сфокусированный ультразвук (tFUS) и транскраниальный несфокусированный ультразвук (tUS) нейромодуляция: от теоретических принципов к практике стимуляции. Фронт. Neurol. 10: 549. DOI: 10.3389 / fneur.2019.00549

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доши, П.К., Арумугхам, С. С., Бхиде, А., Вайшья, С., Десаи, А., Сингх, О. П. и др. (2019). Индийские рекомендации по нейрохирургическим вмешательствам при психических расстройствах. Индиан Дж. Психиатрия . 61, 13–21. DOI: 10.4103 / Psychiatry.IndianJPsychiatry_536_18

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуглас, М., Заентц, С., и Форман, М. (1975). Пролетая над гнездом кукушки [фильм] . Объединенные художники.

Google Scholar

Финс, Дж.Дж. (2003). От психохирургии до нейромодуляции и паллиативной терапии: уроки истории этического поведения и регулирования нейропсихиатрических исследований. Нейрохирург. Clin. N. Am. 14, 303–319. DOI: 10.1016 / S1042-3680 (02) 00118-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фаулер, М. Дж., Коттер, Дж. Д., Найт, Б. Э., Севик-Мурака, Э. М., Сандберг, Д. И., и Сирианни, Р. В. (2020). Интратекальная доставка лекарств в эпоху наномедицины. Adv.Препарат Делив. Ред. . 165–166, 77–95. DOI: 10.1016 / j.addr.2020.02.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Францини А., Муса С., Сервелло Д., Смолл И., ДиМеко Ф. и Сюй З. (2019). Абляционная хирургия головного мозга: обзор. Внутр. J. Hyperther. 36, 64–80. DOI: 10.1080 / 02656736.2019.1616833

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Габриэльс, Л., Нуттин, Б., и Косинс, П. (2008). Претенденты на стереотаксическую нейрохирургию при психических расстройствах: роль фламандского консультативного совета. Acta Psychiatr. Сканд . 117, 381–389. DOI: 10.1111 / j.1600-0447.2008.01166.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарг А., Мохан А. Л. и Гарелл П. К. (2010). Размещение внутреннего генератора импульсов для глубокой стимуляции головного мозга в верхней части спины для предотвращения перелома удлинительного провода из-за вращения генератора: отчет о клиническом случае. Болезнь Паркинсона . 2010: 189371. DOI: 10.4061 / 2010/189371

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордж М.С., Тейлор, Дж. Дж., И Шорт, Б. (2013). «Лечение депрессий с помощью методов поверхностной стимуляции мозга», в Справочнике по клинической неврологии , Vol. 116 (3-я серия) Стимуляция мозга, ред. А. М. Лозано и М. Халлетт (Elsevier). 399–413. DOI: 10.1016 / B978-0-444-53497-2.00033-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гувейя, Ф. В., Хамани, К., Фонофф, Э. Т., Брентани, Х., Алхо, Э. Дж. Л., де Мораис, Р. М. С. Б. и др. (2019). Миндалина и гипоталамус: исторический обзор с акцентом на агрессию. Нейрохирургия 85, 11–30. DOI: 10.1093 / Neuros / nyy635

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гроссман Н., Боно Д., Дедич Н., Кодандарамайя С. Б., Руденко А., Сук, Х. Дж. И др. (2017). Неинвазивная глубокая стимуляция головного мозга с помощью временных интерферирующих электрических полей. Ячейка 169, 1029–1041.e16. DOI: 10.1016 / j.cell.2017.05.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хариз, М., и Хариз, Г.(2013). «Терапевтическая стимуляция в сравнении с абляцией», в Справочник по клинической неврологии , том. 116 (3-я серия) Стимуляция мозга, ред. А. М. Лозано и М. Халлетт (Амстердам: Elsevier), 63–71. DOI: 10.1016 / B978-0-444-53497-2.00006-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hell, F., Palleis, C., Mehrkens, J.H., Koeglsperger, T., and Botzel, K. (2019). Программирование глубокой стимуляции мозга 2.0: Будущие перспективы идентификации цели и адаптивной стимуляции с обратной связью. Фронт. Neurol . 10: 314. DOI: 10.3389 / fneur.2019.00314

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Идову, Э. О., Адеволе, О. А. (2015). Спектр нейрохирургических осложнений после медицинского туризма: проблемы пациентов без границ. Afr. Наука о здоровье . 15, 240–245. DOI: 10.4314 / ahs.v15i1.31

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кизи, К. (1962). Пролетая над гнездом кукушки.Издательство «Викинг» и печатные издания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Viking Press.

Google Scholar

Ли, Д. Дж., Лозано, С. С., Даллапиацца, Р. Ф., и Лозано, А. М. (2019). Текущие и будущие направления глубокой стимуляции мозга при неврологических и психических расстройствах. Дж. Нейросург . 131, 333–342. DOI: 10.3171 / 2019.4.JNS181761

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лефошер, Дж. П., Алеман, А., Бэкен, К., Беннингер, Д. Х., Brunelin, J., Di Lazzaro, V., et al. (2020). Основанные на фактах рекомендации по терапевтическому использованию повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции (пТМС): обновление (2014–2018 гг.). Clin. Neurophysiol. 131, 474–528. DOI: 10.1016 / j.clinph.2020.02.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lefaucheur, J. P., Antal, A., Ayache, S. S., Benninger, D.H., Brunelin, J., Cogiamaniam, F., et al. (2017). Основанные на фактах рекомендации по терапевтическому применению транскраниальной стимуляции постоянным током (tDCS). Clin. Neurophysiol. 128, 56–92. DOI: 10.1016 / j.clinph.2016.10.087

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lei de Saúde Mental Lei № 36/98. Diário da República нет. 169/1998, Série I-A de 1998-07-24. С изменениями, внесенными. [Португалия].

Google Scholar

Ley Numero 20.584. Regula los derechos y deberes que tienen las personas en relacion con acciones vinculadas a su atencion en salud. [Чили Лей].

Google Scholar

Маллет, Л., Mesnage, V., Houeto, J. L., Pelissolo, A., Yelnik, J., Behar, C., et al. (2002). Компульсии, болезнь Паркинсона и стимуляция. Ланцет 360, 1302–1304. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (02) 11339-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mayberg, H. S., Lozano, A. M., Voon, V., McNeely, H.E., Seminowicz, D., Hamani, C., et al. (2005). Глубокая стимуляция мозга для лечения устойчивой депрессии. Нейрон 45, 651–660. DOI: 10.1016 / j.neuron.2005.02.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Закон о психическом здоровье (уход и лечение) (Шотландия) (2003 г.). 2003 asp 13. [Шотландия]

Google Scholar

Закон о психическом здоровье (обязательная оценка и лечение) (1992 г.). [Новая Зеландия]

Google Scholar

Положения о психическом здоровье (опека и лечение в больницах) (Англия). (2008). № 1184 [Соединенное Королевство]

Google Scholar

Психическое здоровье (медицинское лечение, подлежащее гарантиям) (раздел 234) (Шотландия) Положения от 2005 г., 2005 г.№ 291. [Шотландия].

Google Scholar

Психическое здоровье (медицинское лечение, подлежащее гарантиям) (раздел 237) (Шотландия) Положения 2005 2005 г. № 292. [Шотландия].

Google Scholar

Закон о психическом здоровье (2007 г.). № 8. [Новый Южный Уэльс, Австралия]

Google Scholar

Закон о психическом здоровье (2014a). № 26 (2014). [Виктория, Австралия]

Google Scholar

Закон о психическом здоровье (2015 г.). A2015-38 [Австралийская столичная территория]

Google Scholar

Закон о психическом здоровье R.ТАК. (1990). c. M.7 [Онтарио, Канада]

Google Scholar

Положение о психическом здоровье (2019 г.). 2019–430 [Новый Южный Уэльс, Австралия]

Google Scholar

Закон о психическом здоровье и сопутствующих услугах (1998 г.). [Северная территория, Австралия]

Google Scholar

Закон о психиатрической помощи, (2017 г.). № 10 из (2017). [Индия]

Google Scholar

Мичели, Р., Риос, А. Л., Агилар, Р. П., Посада, Л. Ф. Б., и Хатчисон, В.Д. (2016). Одноблочный анализ заднего гипоталамуса и красного ядра человека во время глубокой стимуляции мозга на агрессивность. Дж. Нейросург . 126, 1158–1164. DOI: 10.3171 / 2016.4.JNS141704

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наттин, Б., Косинс, П., Демелемейстер, Х., Гибелс, Дж., И Мейерсон, Б. (1999). Электростимуляция передних конечностей внутренних капсул у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством. Ланцет 354: 1526.DOI: 10.1016 / S0140-6736 (99) 02376-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nuttin, B., Wu, H., Mayberg, H., Hariz, M, Gabriëls, L., Galert, T., et al. (2014). Консенсус по руководящим принципам стереотаксической нейрохирургии при психических расстройствах. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 85, 1003–1008. DOI: 10.1136 / jnnp-2013-306580

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pflaum, L., Lauria, H. E., and Subiela, E.(1986). Hombre mirando al sudeste. Аргентина: Cinemat.

Google Scholar

Прессман, Дж. Д. (1998). Последнее средство: Психохирургия и пределы медицины. Кембридж: Издательство Кембриджского университета

PubMed Аннотация | Google Scholar

Рамирес-Замора, А., Джордано, Дж., Бойден, Э. С., Градинару, В., Гундуз, А., Старр, П. А. и др. (2019). Труды шестого аналитического центра по глубокой стимуляции мозга: модуляция сетей мозга и применение передовых нейровизуализаций, нейрофизиологии и оптогенетики. Фронт. Neurosci . 13: 936. DOI: 10.3389 / fnins.2019.00936

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Resolução, C. F. M., and no. 2.057 / 2013 публикация № D.O.U. де 12 ноя. (2013). Раздел I, стр. 165-71, modificada pela Resolução CFM no. 2.153/2016, modificada pela Resolução CFM no 2.165/2017 . Бразилия.

Google Scholar

Робисон, Р. А., Тагва, А., Лю, К. Ю., и Апуццо, М. Л. Дж. (2012). Хирургия разума, настроения и состояния сознания: идея в эволюции. Мир нейрохирургии . 77, 662–686. DOI: 10.1016 / j.wneu.2012.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шифф, Н. Д., Джачино, Дж. Т., Кальмар, К., Виктор, Дж. Д., Бейкер, К., Гербер, М., и др. (2007). Улучшение поведения с помощью таламической стимуляции после тяжелой черепно-мозговой травмы. Природа 448, 600–603. DOI: 10.1038 / nature06041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Солан, Л. М.(2010). Язык статутов: законы и их толкование . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. DOI: 10.7208 / Чикаго / 9780226767987.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шпигель С. и Манкевич Дж. Л. (1959). Неожиданно прошлым летом [Кинофильм]. США: Columbia Pictures.

Google Scholar

Тронье, В., Раше, Д. (2013). «Эпидуральная и субдуральная стимуляция», в Справочник по клинической неврологии , Vol.116 (3-я серия) Стимуляция мозга, ред. А. М. Лозано и М. Халлетт (Амстердам: Elsevier). 343–351. DOI: 10.1016 / B978-0-444-53497-2.00028-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Национальная комиссия США по защите людей в рамках биомедицинских поведенческих исследований (1977 год). Психохирургия: отчет и рекомендации. Публикация DHEW № (OS) 77-0001, Вашингтон, округ Колумбия: Национальная комиссия США по защите людей в рамках биомедицинских и поведенческих исследований .Доступно в Интернете по адресу: https://videocast.nih.gov/pdf/ohrp_psychosurgery.pdf

PubMed Аннотация | Google Scholar

Национальная комиссия США по защите людей в рамках биомедицинских поведенческих исследований (1979). Отчет Бельмона: Этические принципы и рекомендации по защите людей — субъектов исследования. DHEW Pub. № (OS) 78-0012, Вашингтон, округ Колумбия: Национальная комиссия США по защите людей в рамках биомедицинских и поведенческих исследований .Доступно в Интернете по адресу: https://videocast.nih.gov/pdf/ohrp_belmont_report.pdf

PubMed Аннотация | Google Scholar

Вибе, С., Блюм, В. Т., Гирвин, Дж. П., и Элиашив, М. (2001). Рандомизированное контролируемое исследование хирургии височной эпилепсии. N. Engl. J. Med . 345, 311–318. DOI: 10.1056 / NEJM200108023450501

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямс, Т. (1958). Внезапно прошлым летом . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Служба игры драматургов.

Google Scholar

Ву Х., Габриэльс Л. и Наттин Б. (2012). Нейрохирургия психических расстройств в Китайской Народной Республике — ответственность международных сообществ. AJOB Neurosci. 3, 56–59. DOI: 10.1080 / 21507740.2011.635630

CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *