Молочный продукт на х: Молочные продукты виды, сочетания, состав, рецепты и интересные факты!

Содержание

Как отличить натуральные молочные продукты — Объявления

Натуральные молочные продукты богаты молочными белками, жирами, микроэлементами и витаминами (кальцием, калием, витаминами  А,  В2) так необходимых организму. Особенно много их в  твороге, твердых сырах, сметане, масле.

Как же отличить натуральные молочные продукты от ненатуральных, т.е. молокосодержащих? Необходимо помнить несколько правил. 

Во-первых, молочные продукты без консервантов имеют короткие сроки годности от 3-х до 7-ми суток  и температуру хранения от 4 до 6 градусов Цельсия, в зависимости от технологии. Длительные сроки хранения являются подтверждением  наличия в продуктах консервантов и ненатурального сырья.

Если срок годности на молоко доходит, чуть ли не до полугода, а хранить его можно при комнатной температуре, естественно эта продукция  выработана с добавлением консервантов и стабилизаторов и является молокосодержащей продукцией.

 Во-вторых, добавление допустимого количества растительных жиров, сухого молока, крахмала и др.

компонентов снижают стоимость продукции, поэтому, если продукты дешёвые, значит туда входят немолочные компоненты. 

Нередко в твороге молочный жир заменяют растительным – пальмовым маслом. Температура плавления растительных жиров выше температуры тела  здорового человека, поэтому при употреблении таких продуктов  жиры  остаются на стенке желудка, негативно влияют на состояние кровеносных сосудов и общее состояние. 

К сожалению, в домашних условиях  отличить натуральный творог от продукции выработанной с добавлением растительных жиров невозможно. Необходимо проводить лабораторную экспертизу. Но есть отличительные особенности натурального творога: он белого или слегка кремового цвета, консистенция – мягкая, мажущаяся или рассыпчатая, запах – молочный с кислинкой, творог не должен горчить. Если творог выработан из сухого молока, он не имеет характерного  запаха и вкуса.

При добавлении пальмового масла – творог имеет желтый цвет, внешним видом напоминая продукцию высокой жирности, однако цена его значительно ниже.

Следовательно, при выборе натуральных молочных продуктов следует ориентироваться на цену.

При покупке молока необходимо обратить внимание на способ его обработки. Пастеризованное молоко наиболее полезно. Температура пастеризации убивает опасные бактерии, но сохраняет полезные микроорганизмы. В стерилизованном молоке отсутствуют, как вредные, так и полезные микроорганизмы. Натуральное молоко можно проверить по тому, как оно скисает. Если молоко выработано из сухого молока или с добавлением консервантов, то оно становится невосприимчивым  к кисло-молочным бактериям, из такого молока не получится простокваша. Налейте молоко в баночку  и добавьте ложку сметаны. Если через 3-4 часа получился кисло-молочный продукт, значит молоко натуральное. 

Основной показатель натурального молока – срок годности. Пастеризованное молоко  без консервантов может храниться не более 5 суток при температуре 4-6 0С.

Кефир – очень полезный молочно – кислый продукт. Он вырабатывается из живых кефирных грибков, которые и являются самыми полезными в этом продукте. Если вместо живых кефирных  грибков используется сухая закваска, продукт будет неполезен. О методе сквашивания должно быть указание на этикетке.

Приобретая сливочное масло,  внимательно прочитайте упаковку, на которой описывается состав продукции. Натуральное сливочное масло выработано  исключительно из коровьего молока. Молочный жир в нем составляет 50-85%. Если на этикетке указаны растительные, а также заменители молочных жиров, то это спрэд или маргарин.

Масло бывает сладко-сливочное, выработанное на основе пастеризованных сливок или кисло-сливочное  — произведено из пастеризованных сливок, но с добавлением молочно-кислых микроорганизмов. Помните, что на потребительской упаковке сливочного масла должно быть указано название (« Масло крестьянское», «Масло любительское» и т.д.). Если написано крупными буквами  только «Масло», ищите внизу маленькими буквами «Бутербродный продукт» или «Бутербродная масса». Такое масло  является смесью животных и растительных жиров. Это также касается плавленого сыра и твердых сыров, на которых будет указано – «сырный продукт».

 

При покупке любых молочных продуктов внимательно изучайте  информацию, указанную на потребительской упаковке. Если указано «Молокосодержащий продукт», «Молочный продукт», «Сметанный продукт», «Творожный продукт», «Сырный продукт» и др., это продукция относится к ненатуральным молочным продуктам и содержит немолочные компоненты.

Естественно, натуральные молочные продукты полезны и необходимы для организма и лучше купить меньше, но лучше.

Более подробную информацию можно получить еженедельно по пятницам по тел. 8 (8635) 24-74-73 либо по адресу: г. Новочеркасск, пер. Юннатов, 3, каб. № 28.

Традиционные кисломолочные продукты – кефир, ряженка, варенец, сметана, сливки :: ЯрМолПрод

Традиционные кисломолочные продукты – кефир, ряженка, варенец, сметана, сливки

Молоко – продукт, сопровождающий человека от первого вздоха до глубокой старости. Пользу его для здоровья трудно переоценить. И если кому-то не нравится цельное молоко, то он без труда сможет подобрать для себя любой из более чем двухсот известных молочных напитков. Каждый из этих продуктов по своему уникален. Прислушайтесь к своему организму – он сам подскажет, что выбрать.

Исключительную ценность молока составляет белок – основа жизнедеятельности организма, минеральные соли, необходимые для роста и укрепления костей, восстановления крови, для работы мышц и нервных клеток.

Известный русский ученый Иван Мечников установил, что процесс старения организма можно приостановить с помощью полезных бактерий, к которым относятся молочнокислые бациллы. Эти бациллы вырабатывают молочную кислоту, которая поддерживает в кишечнике кислую среду и препятствует размножению гнилостной микрофлоры, улучшает деятельность желудочно-кишечного тракта, замедляет процесс старения.

Кисломолочные продукты усваиваются лучше свежего молока, биологически активнее, богаче витаминами, сильнее по антибактериальному действию. Эти продукты полезны всем.

Привычными и любимыми продуктами всегда были ряженка и кефир. Эти продукты входят, как основные составляющие, практически во все диеты. Диетические продукты, имеющие нежный вкус и аромат, оказывают благотворное влияние на работу желудка, почек, печени, повышают жизненный тонус организма, целебно влияют на нервную систему и обмен веществ.

Кефир – один из наиболее древних кисломолочных напитков. Первое научное сообщение о кефире  было сделано на заседании кавказского медицинского общества в 1867 г. В 70-80-х годах 19 века открылось несколько лечебниц, где основным лекарством был кефир. Производство кефира на Ярославском молочном комбинате начато с 30-х годов прошлого столетия.

Приятный вкус и запах, диетические и лечебные свойства кефира сделали его широко распространенным продуктом. Напиток обладает уникальной флорой, состав которой резко отличает его от всех других кисломолочных напитков. Содержание витамина В2 в нем в два раза выше, чем в ряженке.

При производстве кефира используется закваска, приготовленная на кефирных грибках, состоящих из различных микроорганизмов, благотворно влияющих на желудочно – кишечный тракт.

Благодаря грибкам, кефир имеет чистый освежающий, слегка острый вкус и запах, консистенция его однородная, напоминающая жидкую сметану.

У нас сохранена традиционная технология производства кефира; десятки лет специалисты комбината берегут и культивируют кефирные грибки, что сохраняет его вкусовые качества, полезные свойства, делает его более надежным в хранении. Наш кефир не содержит консервантов, что сохраняет его живую микрофлору и высокую эффективность.

Ряженка – один из видов простокваши. Топленое молоко, из которого ее производят, придает этому продукту нежный вкус и аромат. Ряженку можно считать лакомством.

Что касается диетических свойств кисломолочных продуктов, то всегда, когда в желудочно-кишечном тракте перерабатывается пища, там создается щелочная среда, теряется микрофлора. В этом случае лучше употреблять кисломолочные продукты, восстанавливающие кислотно-щелочной баланс и создающие ощущение комфорта.

Издревле на Руси сметана – один из наиболее популярных продуктов, который используется с блюдами русской кухни, такими как щи, борщ, салаты, блины.

Сметана усваивается организмом  человека быстрее и легче, чем сливки соответствующей жирности. В ней содержатся все витамины, имеющиеся в молоке, а витаминов А, В и Е в несколько раз больше. Кроме того, вследствие высокой калорийности она быстро утоляет голод и необходима для питания детей и лиц, занятых физическим трудом.

Сметана – исконно русский национальный продукт. В сливках и сметане содержание молочного жира значительно превосходит содержание молочного белка.  Благодаря тому, что организм человека хорошо усваивает молочный жир, а вместе с ним –витамины, микроэлементы, содержащиеся в мясе, овощах, фруктах, сливки и сметана – постоянные спутники при приготовлении и потреблении пищи. Сметана дает длительное чувство сытости, очень приятна на вкус. Полезные свойства сметаны обусловлены не только этим, но и благоприятным влиянием кисломолочной среды на перевариваемость пищи.

Для потребителя важным свойством сметаны является густая консистенция. С этой целью специалисты нашего комбината упаковали ее в картонный пакет – коробочку. Наблюдая за потребительским рынком, анализируя вкусы и предпочтения наших постоянных покупателей, а также в результате лабораторных исследований, проводимых специалистами комбината, мы пришли к выводу, что только в картонной упаковке  консистенция  сметаны  менее  подвержена  изменению, сметана дольше хранится и сохраняет вкусовые качества.

Сливки от «Ярмолпрод» изготовлены из самого свежего молока и являются натуральным высококачественным продуктом. Этот продукт экологически чист и не содержит консервантов. Сливки идеальны для добавления в чай или кофе. Чай или кофе приобретут изумительный вкус и прекрасный цвет. Сливки незаменимы при приготовлении вкусных блюд, аппетитной выпечки и других деликатесов. Взбитые сливки будут превосходным дополнением к фруктам, фруктовым десертам и мороженому.

В лабораториях предприятия осуществляется тщательный химический и микробиологический контроль, начиная со  стадии получения молока и далее на всех этапах производства продукции. Молочный комбинат неоднократно подтвердил качество своей продукции на всероссийских выставках и конкурсах. Весь ассортимент продукции соответствует государственным стандартам и техническим условиям.

Кисломолочный продукт из кобыльего молока функциональной направленности Текст научной статьи по специальности «Животноводство и молочное дело»

2. Содержание химических элементов в крови бычков в возрасте 15 мес., ммоль/л (X±Sx)

Известно, что на обмен свинца оказывает влияние множество факторов, и прежде всего элементы, близкие к нему по своим физико-химическим свойствам. К их числу относятся в первую очередь кальций, марганец, железо и в меньшей степени медь и кадмий. По-видимому, снижение уровня содержания именно свинца преимущественно отразилось на балансе эссенциальных элементов (меди, железа, марганца), уровень которых был близок к величинам физиологической нормы.

Необходимо также отметить, что на фоне применения кормовой добавки Амиго произошло увеличение содержания цинка в крови животных, который является физиологическим антагонистом свинца и ослабляет токсическое действие последнего. При этом нельзя исключать и антагонизм цинка и меди, концентрация которой также снизилась в крови бычков II гр. на 18,23%. В контроле уровень содержания меди в крови даже несколько повысился и достиг 19,43+0,86 ммоль/л при исходном уровне 18,82+0,69 ммоль/л. К 6-месячному возрасту

бычков установленные изменения в минеральном обмене сохранились.

Вывод. Полученные данные по изучению отдельных гематологических показателей показали, что применение кормовой добавки Амиго направлено на формирование анаболических процессов в межуточном обмене, нормализацию биоэлементного статуса, улучшение функционального состояния печени и организма бычков в целом.

Литература

1. Кубатбеков Т.С., Айтматов Т.С., Ибразимкумов М. Сурьма в природно-техногенных условиях биосферы: вода, почва, растения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: агрономия и животноводство. 2012. № 4. С. 56-60.

2. Салихов А.А., Косилов В.И., Лындина Е.Н. Влияние различных факторов на качество говядины в разных эколого-технологических условиях. Оренбург, 2008. 368 с.

3. Косилов В.И., Мироненко С., Никонова Е. Качество мясной продукции кастратов красной степной породы и её помесей // Молочное и мясное скотоводство. 2012. № 1. С. 26-27.

4. Фаткуллин Р.Р. Состояние здоровья крупного рогатого скота в условиях техногенной агроэкосистемы. Троицк, 2014. 144 с.

5. Косилов В.И., Миронова И.В. Эффективность использования энергии рационов коровами чёрно-пёстрой породы при скармливании пробиотической добавки Ветоспорин-актив // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2015. № 2 (52). С. 179-182.

6. Харламов А.В. Использование питательных веществ и интенсивность роста бычков в зависимости от фактора кормления // Вестник мясного скотоводства. 2004. № 57. С. 25.

7. Губайдуллин Н.М., Миронова И.В. Эффективность использования глауконита при откорме бычков // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2008. № 4 (20). С. 61-63.

8. Ласыгина Ю.А., Завьялов О.А., Фролов А.Н. Эффективность выращивания бычков симментальской породы при скармливании пробиотика лактобифидол // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2015. № 4 (54). С. 122-125.

9. Косилов В.И., Миронова И.В. Потребление питательных веществ и баланс азота у коров чёрно-пёстрой породы при введении в их рацион пробиотического препарата Ветоспорин-актив // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2015. № 3 (53). С. 122-124.

10. Губайдуллин Н.М., Тагиров Х.Х., Долженкова Г.М. и др. Этологические показатели бычков при использовании БиоДарина // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2015. № 4 (54). С. 120-121.

Элемент Норма Группа

I II

Р 1,69 2,34±0,08 1,75±0,06**

Са 2,81 3,32±0,12 2,95±0,10**

Mg 1,03 0,98±0,02 1,02±0,01

Fe 23,20 30,15±1,32 24,10±1,12

Cu 15,75 19,43±0,86 16,24±0,72

Со 1,00 1,08±0,05 0,99±0,01

Zn 6,50 5,38±0,24 6,43±0,12

Mn 1,27 1,18±0,05 1,22±0,01

Pb 1,20-1,42 0,39±0,02 0,04±0,001***

Ni 1,72-2,50 1,67±0,08 0,62±0,02*

Cd 0,44-0,50 0,22±0,02 0,09±0,001*

Примечание: * — Р<0,05; ** — Р<0,01; *** — Р<0,001

Кисломолочный продукт из кобыльего молока функциональной направленности

B. И. Канарейкин, к.т.н., ФГБОУ ВПО Уфимский ГНТУ;

C.Г. Канарейкина, к.с-х.н., ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ

Кисломолочная продукция исторически пользуется стабильным спросом среди россиян. Чаще всего в нашей стране в качестве сырья для молочных продуктов используется коровье молоко [1—5]. Однако кобылье молоко по пищевой ценности не уступает коровьему, у него есть свои достоинства. Кобылье молоко является незаменимой полноценной пищей для новорождённых и высокоценным продуктом питания для человека всех возрастов. Оно обладает высокой биологической ценностью и усвояемостью. Его можно применять для лечения язвенной болезни желудка, кишечника, кожных

заболеваний, при нарушениях работы иммунной системы. Положительные результаты получены при использовании цельного кобыльего молока в лечении больных хроническим гепатитом. Высокое содержание аскорбиновой кислоты и ретинола в таком молоке имеет большое значение в улучшении процессов пищеварения [6].

Благодаря уникальным свойствам кобыльего молока, высокой биологической ценности, низкому содержанию в нём жира и лёгкой усвояемости, кобылье молоко можно использовать как сырьё для производства кисломолочного продукта функциональной направленности [7].

Достаточно полно отработана технология производства ацидофильных продуктов. В то же время

не изучена возможность применения кобыльего молока как сырья при производстве ацидофильного продукта.

Предлагается закваска для кобыльего молока комбинированного состава, содержащая ацидофильную палочку, термофильный стрептококк и кефирную закваску. Ацидофильная палочка, став постоянным обитателем кишечника, улучшит пейзаж кишечной микрофлоры, от чего во многом зависимы процессы пищеварения. Ацидофильные продукты рекомендуются больным туберкулёзом, а также детям, у которых обнаружена туберкулёзная интоксикация [8].

Целью исследования являлась разработка уникального кисломолочного продукта функциональной направленности из кобыльего молока.

Материал и методы исследования. Объектом исследования служило свежее кобылье молоко, полученное на ОАО «Уфимский конный завод № 119» Республики Башкортостан, и образцы кисломолочного ацидофильного продукта.

Органолептические, физико-химические показатели определяли стандартными методами, общепринятыми в исследовательской практике.

Эксперименты были начаты с подбора заквасок, которые при сквашивании кобыльего молока придали бы продукту приятный вкус и запах.

Перед заквашиванием кобылье молоко предварительно пастеризовали для уничтожения патогенной микрофлоры. Сложность пастеризации кобыльего молока обусловлена высокой лабильностью белка при нагревании, в связи с чем проводили щадящую пастеризацию при температуре более низкой, чем при классической пастеризации коровьего молока.

Результаты исследования. Для изготовления функционального напитка из кобыльего молока использовали сырое кобылье молоко, физико-химические показатели которого представлены в таблице 1.

По органолептическим показателям молоко кобылье имело чистый сладковатый вкус и запах, консистенцию однородную, цвет белый с голубоватым оттенком.

Для изготовления контрольных образцов использовали коровье молоко, характеризующееся

1. Физико-химические показатели сырого кобыльего молока

Показатель Сырое кобылье молоко

Массовая доля жира, % 1,73

СОМО, % 8,56

Плотность, кг/м3 1032,5

Термоустойчивость 4-я группа

Титруемая кислотность, °Т 5

Массовая доля белка, % 2,3

Соматические клетки, КОЕ/см3 менее 9-104

Массовая доля лактозы, % 5,7

рН (активная кислотность) 7,56

следующими физико-химическими показателями: массовая доля белка — 2,8%; массовая доля жира — 3,2%; массовая доля лактозы — 4,7%; СОМО — 9,01%; плотность — 1027,8 кг/м3.

Пастеризация молока является одним из основных процессов в молочной промышленности. Проводится она с целью уничтожения патогенной микрофлоры, инактивации ферментных систем и создания определённых качеств готового продукта. Традиционная высокотемпературная обработка молока гарантирует высокую стерильность, но приводит к разрушению белков, жиров, витаминов и микроэлементов, что теоретически неприемлемо для кобыльего молока, отличающегося существенно по химическому составу от коровьего.

Для исследования влияния различных режимов пастеризации на качество ацидофильного продукта из кобыльего молока нами были изготовлены образцы кисломолочного продукта, подвергнутого различным режимам пастеризации: t = 65±2°C, х = 30 мин.; t = 76±2°C, т = 20°С; t = 85±2°C, х =10 мин. Для сравнения были изготовлены контрольные образцы кисломолочного продукта из коровьего молока, подвергнутого аналогичным режимам пастеризации. Результаты исследования приведены в таблице 2.

У двух образцов продукта из кобыльего молока была жидкая консистенция, однородная (при режимах t = 65±2°C, х = 30 мин. и t = 76±2°C, х = 20 с.). Однако при пастеризации t= 85±2°C, х =10 мин. консистенция стала неоднородная. Жидкая консистенция продукта из кобыльего молока по сравнению с коровьим объясняется низким содержанием белка в нём и большим содержанием сывороточных белков. Вкус и запах лучше у первого образца продукта из кобыльего молока, так как оно было подвергнуто щадящему режиму пастеризации. Продолжительность сквашивания составляла 8 час. Продукт, подвергнутый пастеризации при t = 85±2°C, х =10 мин., был хуже по вкусу и запаху.

Лучшие органолептические показатели у опытного образца были достигнуты при t=65±2oC, х = 30 мин.

В ходе проведённых исследований нами установлен оптимальный режим тепловой обработки кобыльего молока для производства кисломолочного продукта, существенно не влияющий на органолептические показатели.

Для эксперимента были приготовлены следующие закваски: термофильный стрептококк (вязкий штамм и бакконцентрат), ацидофильная палочка (вязкий и невязкий штаммы) и закваска на кефирных грибках. Затем кобылье молоко было пропастеризовано при режиме 65±2°С с выдержкой 30 мин.

Шесть образцов кобыльего молока были заквашены в следующих вариантах:

1) кефирная закваска, невязкий штамм ацидофильной палочки, бакконцентрат термофильного

4. Динамика изменений физико-химических показателей продукта

2. Органолептические показатели образцов кисломолочного продукта

Показатель Характеристика

1 = 65±2°С, т = 30 мин. 1=76±2°С, т = 20 с 1=85±2°С, т =10 мин.

Контрольный образец из коровьего молока

Внешний вид и консистенция однородная, густая консистенция однородная, густая консистенция однородная, густая консистенция

Вкус и запах кисломолочный кисломолочный кисломолочный

Цвет молочно-белый молочно-белый молочно-белый

Опытный образец из кобыльего молока

Внешний вид и консистенция жидкая, однородная консистенция жидкая, однородная консистенция жидкая, неоднородная консистенция

Вкус и запах кисломолочный, сладковатый кисломолочный, сильнее отличается от сырого кобыльего молока привкус кобыльего молока, неприятный

Цвет молочно-белый молочно-белый молочно-белый

3. Органолептические показатели образцов продукта из кобыльего молока

Образец, номер Характеристика органолептических показателей

1 2 3 4 5 6 консистенция однородная. Вкус слабокислый, приятный. Запах — кисломолочный консистенция однородная. Вкус слабокислый, приятный. Запах — кисломолочный консистенция неоднородная. Вкус кисломолочный, мягкий. Запах — кисломолочный консистенция неоднородная. Вкус слабокислый, приятный. Запах — кисломолочный консистенция неоднородная. Вкус слабокислый, приятный. Запах — кисломолочный консистенция неоднородная. Вкус слабокислый, приятный. Запах — кисломолочный

Кислотность, °Т Условная вязкость, рН, при

Образец при хранении, сут. при хранении, сут. хранении сут.

1 2 4 1 4 4

Контрольные образцы из коровьего молока

1 83 89 104 64 29 4,60

2 92 97 110 41 28 4,53

3 90 108 114 106 43 4,53

4 98 101 76 79 51 4,58

5 92 96 88 78 43 4,53

6 102 106 116 82 53 4,54

Опытные образцы из кобыльего молока

1 56 57 55 8 9 4,43

2 61 63 56 8 7 4,46

3 68 70 55 8 8 4,49

4 67 69 55 11 9 4,43

5 73 75 66 10 9 4,38

6 85 88 60 7 8 4,39

стрептококка; 2) кефирная закваска, вязкий штамм ацидофильной палочки, бакконцентрат термофильного стрептококка; 3) кефирная закваска, невязкий штамм ацидофильной палочки, вязкий штамм термофильного стрептококка; 4) кефирная закваска, невязкий штамм ацидофильной палочки, вязкий штамм термофильного стрептококка; 5) кефирная закваска, вязкий штамм ацидофильной палочки, вязкий штамм термофильного стрептококка, закваска прямого внесения ВИ1; 6) кефирная закваска, невязкий штамм ацидофильной палочки, бакконцентрат термофильного стрептококка, закваска прямого внесения Bifi.

Образцы из кобыльего молока сквашивались около 7—8 час. Завершение сквашивания отмечали по достижении кислотности около 60°Т. В табли-

це 3 представлены данные по органолептическим свойствам продукта через одни сутки хранения.

По органолептическим показателям было замечено, что наиболее приятным вкусом обладает образец, заквашенный вязкой ацидофильной закваской, бакконцентратом термофильного стрептококка и кефирной закваской. Физико-химические показатели продукта приведены в таблице 4.

Установлено, что наибольшей кислотностью отличался образец № 6. Образец № 5 также характеризовался хорошими показателями, но сквашивался медленнее. Учитывая оценку органолептических показателей образцов и титруемую кислотность при хранении, оптимальный состав закваски оказался у образца № 6 (кефирная закваска, невязкий штамм ацидофильной палочки, бакконцентрат

термофильного стрептококка и закваска прямого внесения Bifi).

На заключительном этапе по результатам проведённых исследований была разработана технологическая схема производства кисломолочного продукта из кобыльего молока функциональной направленности.

Вывод. В ходе исследований впервые была изучена возможность использования кобыльего молока в производстве кисломолочного продукта пробиотической направленности, подобраны состав комбинированной закваски, технологические режимы получения продукта.

Литература

1. Косилов В.И., Миронова И.В. Влияние пробиотической добавки ветоспорин-актив на эффективность использования энергии рационов лактирующими коровами чёрно-пёстрой породы // Вестник мясного скотоводства. 2015. Т. 2. № 90. С. 93-98.

2. Комарова Н.К., Косилов В. И., Исайкина Е.Ю. и др. Новые технологические методы повышения молочной продуктивности коров на основе лазерного излучения. М., 2015. 192 с.

3. Комарова Н.К., Косилов В.И., Востриков Н.И. Влияние лазерного излучения на молочную продуктивность коров различного типа стрессоустойчивости // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2015. № 3 (53). С. 132-134.

4. Косилов В.И., Комарова Н.К., Востриков Н.И. Молочная продуктивность коров разных типов телосложения после лазерного облучения БАТ вымени // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2014. № 3 (47). С. 107-110.

5. Комарова Н.К., Косилов В.И. Снижение сроков преддо-ильной подготовки нетелей с использованием лазерного излучения // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2014. № 2 (46). С. 126-129.

6. Гладкова Е.Е. Кобылье молоко — натуральный продукт питания // Коневодство и конный спорт. 2010. № 5. С. 20-21.

7. Басалаева Е.В. Перспективы переработки кобыльего молока // Молочная промышленность. 2006. № 12. С. 30—31.

8. Ганина В.И., Калинина Л.В. Кисломолочный симбиотиче-ский напиток // Молочная промышленность. 2008. № 10. С. 85.

Гистологическая характеристика скелетной мышечной ткани поросят-гипотрофиков при использовании пробиотика Oлин

А.А. Григорьева, аспирантка, Р.Ш. Тайгузин, д.б.н., профессор, ФГБОУ ВО Оренбургский ГАУ

В рамках развития агропромышленного комплекса России одним из приоритетных направлений является получение высококачественной мясной продукции при высокой интенсивности и рентабельности производства. Свиноводство, характеризуемое короткими сроками получения мяса, полностью соответствует запросам современного сельского хозяйства. Кроме того, на долю свиноводства в настоящее время приходится более 40% общего производства мяса в мире [1].

Тем не менее эффективность производства свинины ограничивается наличием уязвимых звеньев в технологическом процессе воспроизводства. Наиболее высокие экономические потери в свиноводческой отрасли ассоциированы с падежом молодняка [2].

Среди самых распространённых патологий молодняка незаразной этиологии особое место занимает гипотрофия, поскольку нарушение обмена веществ, лежащее в основе её патогенеза, выражается низким уровнем цитодифференцировки тканей, что снижает реактивность организма, количество и качество получаемой продукции [3].

В последние десятилетия много внимания уделяется препаратам пробиотического ряда для лечения гипотрофии. Полученные сведения однозначно свидетельствуют о многообразии воздействия пробиотиков как на микрофлору желудочно-кишечного тракта, так и на обменные функции организма животных [4].

Используемый препарат Олин — пробиотик, включает в себя запатентованные и задепониро-ванные штаммы спорообразующих микроорганизмов Bacillus licheniformis (ВКПМ В-10135) и Bacillus subtilis (ВКПМ В-10172) в соотношении 1:1 (не менее 2 • 109 КОЕ/г). Олин выпускается в виде порошка в сухой водорастворимой форме на лактосодержащем носителе.

Известно, что при регулярном применении пробиотических препаратов в крови повышается содержание гемоглобина и эритроцитов, сокращается период откорма для наращивания живой массы свиней.

Цель исследования — выявить специфические изменения микроморфологии мышечной ткани свиней в норме, при неонатальной гипотрофии и её коррекции.

Материал и методы исследования. Опыт проводили на базе ООО «Оренбургский бекон» Оренбургской области.

Для реализации поставленной цели был взят от животных двух групп биологический материал в виде образцов четырёхглавой мышцы бедра. Образцы тканей фиксировали в 10-процентном растворе формалина в течение суток, затем промывали в проточной воде в течение суток. Далее ткань проводили через ряд спиртов возрастающей крепости (60—96-процентный первый и второй спирт), в каждом из них кусочек ткани находился в течение суток. Из второго 96-процентного спирта кусочек ткани поэтапно переносили: в смесь спирта — ксилола в равных пропорциях (1:1) на 1,5—2 час., в чистый ксилол на 1,5—2 час., в смесь

Сметана 20% Белоснежка (скваш.пастер.продукт) СЗМЖ 500гр х 24шт МилкСити Россия (КОД 31904) (О°С)

Ваш город:

Москва Краснодар Екатеринбург Ялта Ярославль Абинск Александров Алушта Анадырь Анапа Апрелевка Апшеронск Армавир Балашиха Барнаул Белгород Белореченск Бердск Березовский Благовещенск Верхняя Пышма Видное Владивосток Владикавказ Владимир Волгореченск Вологда Воронеж Воскресенск Вязники Гагарин Геленджик Гороховец Горячий ключ Грозный Гулькевичи Гусь-Хрустальный Данилов Дедовск Джанкой Дзержинский Дмитров Доброград Долгопрудный Домодедово Дубна Дудинка Евпатория Егорьевск Еткуль Жуковский Златоуст Иваново Иркутск Истра Ишим Калининград Калуга Камешково Керчь Киржач Ковров Коломна Кольчугино Королев Костерёво Кострома Красногорск Красноярск Кропоткин Курганинск Курск Лабинск Лакинск Лежнево Лобня Лыткарино Люберцы Магадан Магас Майкоп Махачкала Миасс Минеральные Воды Мирный Можайск Мончегорск Мытищи Набережные Челны Нальчик Нара Наро-Фоминск Невинномысск Нефтеюганск Нижневартовск Нижний Новгород Нижний Тагил Новокубанск Новороссийск Новосибирск Новый Уренгой Ногинск Норильск Ноябрьск Обнинск Одинцово Озерск Омск Орехово-Зуево Павловский Посад Первоуральск Переславль-Залесский Пермь Петропавловск-Камчатский Петушки Подольск Покров Приволжск Протвино Пушкино Пущино Пятигорск Раменское Реутов Ростов Великий Ростов-на-Дону Руза Рыбинск Рязань Салехард Самара Санкт-Петербург Саранск Севастополь Сергиев Посад Симферополь Славянск-на-Кубани Смоленск Снежинск Собинка Советский Солнечногорск Сочи Ставрополь Струнино Ступино Судак Судогда Суздаль Сургут Тамбов Тверь Тейково Темрюк Тобольск Троицк Туапсе Тула Тургояк Тутаев Тюмень Углич Усть-Лабинск Феодосия Фурманов Хабаровск Ханты-Мансийск Химки Чебаркуль Челябинск Череповец Черноголовка Чехов Шуя Щелково Щербинка Электрогорск Электросталь Юбилейный Южно-Сахалинск Юрьев-Польский Яблоновский Якутск Яхрома Доставка по России

Программа недели специальностей Технология молока и молочных продуктов и Технология переработки с/х продукции

Опубликовано: 12. 02.2019

Согласовано:                                                                                                                              Утверждаю:

Зав. отделением АТО                                                               Зам. директора ГБПОУ РС(Я) «ЯСХТ»

________В.Д. Дьячковская                                                                    ___________ В.А. Большакова от «___»___________2019 г.                                                                            «___»___________2019 г.

 

 

Программа недели специальностей

Технология молока и молочных продуктов и

Технология переработки с/х продукции

 

 (комплекс внеурочных мероприятий)

           с 11 февраля по 16 февраля 2019 г.

 

Дата, время Наименование Аудитория Ответственные
1.

11.02

10:00

 

 

14:00

Программа проведения специальностей «Технология молока» и «ТПСП»

 

Открытие недели

Фойе 1 этажа

(10.00)

 

 

Малый актовый зал

Елисеева Л.И.,

Новгородова А.А.

Заболоцкая М.А.

2

12.02

14:00

Конкурс стенгазет «Моя профессия» 402 кабинет

Кураторы,

Попова Е.Д.

3

13.02

14:00

«Квест» игра Учебный корпус

Кураторы,

Попова Е.Д.

4

14.02

11:30

14:00

14.00

Выезд в ОАО «ЯГМЗ» (1Тех) и РСХПССК «Сахаагропродукт» (1 ТПСП)

Круглый стол с выпускниками разных лет: Александров Артем Александрович (МСХ РС (Я)), Николаев Артем Альбертович (СХПК «Байар»)

 

 

Малый актовый зал

Елисеева Л. И., Заболоцкая М.А.,

Попова Е.Д., Васильева Т.Т.

5

15.02

14:00

Конкурс «Варенье» Малый актовый зал

Кураторы,

Попова Е.Д.

6

16.02

13:00

Подведение итогов на усадьбе Атласовых

Кураторы,

Попова Е.Д.

 

Преподаватели:                                                                                                  Елисеева Л.И.

Новгородова А.А.

Заболоцкая М.А.

Попова Е.Д.

 

 

 

 

Школьное молоко

29.05.2019 Новое поколение и молоко. Будут ли пить молоко будущие поколения?

Сегодня 29 мая 2019г в Санкт-Петербурге состоялась конференция «Новое поколение и молоко», на которой Ольга Панова, руководитель программы «Школьное молоко» в России, президент Союза «Здоровье наших детей» совместно с Михаилом Мищенко, директором Центра изучения молочного рынка, выступила модератором. На мероприятии говорили о новых трендах потребления и новом поколении потребителей, о здоровье ребенка и роли в этом процессе производителей молока. Конференция «Новое поколение и молоко» состоялась в рамках XI Молочной олимпиады, ежегодном важном событии для российского и международного молочного бизнеса.

Здоровье ребенка – основа будущего нашей страны. Большое количество заболеваний напрямую зависит от образа жизни и питания. Например, по данным вице-президента Санкт-Петербургского Союза педиатров России, главного внештатного педиатра Минздрава России в СЗФО, главного специалиста по питанию детей Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга Елены Марковны Булатовой сегодня существует проблема ожирения детей с 11 лет.

«В 3 раза чаще проблема ожирения встречается у юношей, чем у девушек, хотя раньше было наоборот, – уточняет эксперт. – В ежедневном рационе молоко и молочные продукты присутствуют меньше, чем у половины детей».

Как уточняет г-жа Булатова, молочные продукты являются основным источником кальция – сегодня ребенок недополучает 48% молочной продукции от нормы.

О важности потребления молока заявляет и Зоя Богданова, специалист по формированию пищевых привычек и корректировке веса.

«Откуда пошел тренд на то, что молоко вредно? – задается вопросом к слушателям г-жа Богданова. – Производителям уже сейчас необходимо начинать работать над популяризацией потребления молока. Фанатичное следование ЗОЖ, как о нем представляют массы, переходя на жесткое вегетарианство, приводит к серьезным последствиям – дефицит B12, необходимых нутриентов, что нарушает нервную систему. Отсутствие коровьего молока в рационе питания – одно из негативных последствий такого образа жизни».

Эксперты единогласны во мнении, что сегодня необходимо начинать пропаганду того, что молоко – полезный продукт, иначе производители могут проиграть растительным альтернативам животного молока.

Проблема нового поколения в том, что для них ЗОЖ – это отказ от молока и животных жиров в принципе. Марина Богомягкова, генеральный директор журнала «Эксперт Северо-Запад», поведала слушателям о теории поколений, где существует четкая градация по возрастам – поколения X и Y, а также поколение Z, которые еще не все родились, поэтому говорить о них приходится на перспективу.

«Поколения разделили технологии, цифровизация и открытые границы, – прокомментировала г-жа Богомягкова данную теорию. – Миллениалы или поколения Y и Z – это мобильные представители с клиповым мышлением, их потребительские предпочтения сказываются и на потреблении еды. Так, они все чаще обращаются к формату food-to-go».

Говоря о новом поколении, мы не можем не упомянуть питание ребенка с момента зарождения жизни в утробе матери и важности грудного вскармливания, а в последствии потребления молока и молочных продуктов. Как отмечает Оливье Вавассер, генеральный директор и руководитель международных рынков DMK Baby GmbH, важнейший продукт питания, который получает новорожденный – материнское молоко.

Завершая конференцию, Ольга Васильевна Панова отметила, что одним из важных трендов для нового поколения является осведомленность о социальной ответственности бизнеса. Так, учитывая данную тенденцию, для молочных предприятий участие в программе «Школьное молоко» в России – это возможность сделать большой и важный шаг к привлечению нового поколения потребителей, так как одной из целей программы является формирование устойчивой привычки потребления молока с детства.

Молочные продукты при мочекаменной болезни

Молочные продукты являются главным пищевым источником кальция, а уровень кальция в суточной моче тесно взаимосвязан с риском повторного образования почечных камней. Из-за этого раньше господствовала ошибочная теория о необходимости ограничения молочных продуктов у пациентов с мочекаменной болезнью. Сегодня однозначно ясно, что пациенты с мочекаменной болезнью должны употреблять достаточное количества молока или молочных продуктов.

Ежедневная потребность в кальции может быть удовлетворена такими продуктами как молоко (120 мг кальция на 100 мл), йогурт (120 мг кальция на 100 г) и сыр (700 мг кальция на 100 г). Воздержание от таких продуктов приводит к очень низкому потреблению кальция. Низкокальциевая диета с отказом от молочных продуктов приводит к множеству негативных последствий, начиная от разрушения костей и заканчивая, как ни странно, ускоренным камнеобразованием. 

Во-первых, низкокальциевая диета приводит к увеличению хрупкости костей (остеопорозу) и патологическим переломам.

Во-вторых, дефицит пищевого кальция увеличивает всасывание оксалатов в кишечнике. В обычных условиях оксалат связывается с кальцием в кишечнике с образованием нерастворимой соли, которая не может всасываться в кровь. При дефиците кальция оксалат легче проникает в кровь и в большем количестве попадает в мочу. Экспериментально доказано, что выделение оксалата с мочой снижается на 2 мг на каждые 100 мг пищевого кальция. Изменение ежедневного приема кальция с 400 до 1200 мг приводит к снижению выделения мочевого оксалата от 40 до 24 мг/сутки! то есть почти в два раза! Полный текст исследования можно прочитать здесь.

В-третьих, рекомендация ограничения молока и молочных продуктов может привести к усиленному потреблению животного белка в виде мяса, рыбы и птицы, что приводит к ускоренному камнеобразованию. Подробнее о вреде этого животного белка можно прочитать в нашей предыдущей статье[А1] .

Представленные соображения подтверждаются результатами, достигнутыми в крупных клинических исследованиях. Согласно этим исследованиям, риск повторного камнеобразования намного ниже у тех, кто потребляет большие количества кальция (больше 1000 мг/сутки), чем у тех, кто потребляет более низкие количества (менее 600 мг/сутки).

Таким образом, люди с мочекаменной болезнью должны употреблять достаточное количества молока и молочных продуктов. Проблема заключается в качестве молочных продуктов. В 2008 году разразился меламиновый скандал: выяснилось, что некоторые крупные мировые производители пищевых продуктов добавляли меламин в сухое молоко для повышения кажущейся концентрации белка. Меламин был обнаружен в известных шоколадных батончиках и конфетах. Всю эту продукцию можно встретить на прилавках наших магазинов. Меламин считается низкотоксичным веществом, но есть данные, что он ускоряет образование камней в мочевой системе. Рассказ о меламине призван акцентировать Ваше внимание, что никто достоверно не знает влияния все пищевых факторов на риск повторного камнеобразования. Единственно грамотный вариант – это сдать анализ суточной мочи на камнериск , выявить отклоненные показатели и скорректировать их либо особым питанием, либо медикаментами. Опять-таки, эффективность диеты или лекарственных препаратов должна быть подтверждена хорошими результатами анализа суточной мочи.

 

Список литературы

Недостаток пищевого кальция увеличивает уровень мочевого оксалата. Lemann J., Pleuss J.A., Worcester E.M., et al. Urinary oxalate excretion increases with body size and decreases with increasing dietary calcium intake among healthy adults // Kidney Int. – 1996. – Vol. 49(1). – P. 200-8. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8770968

Низкокальциевая диета ускоряет образование почечных камней. Borghi L., Schianchi T., Meschi T., et al. Comparison of two diets for the prevention of recurrent stones in idiopathic hypercalciuria // N. Engl. J. Med. – 2002 – Vol. 346. – P. 77–84. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11784873

Меламин ускоряет образование почечных камней. Chen Y.T., Jiann B.P., Wu C.H. et al. Kidney stone distribution caused by melamine and cyanuric acid in rats // Clin. Chim. Acta. – 2014. Vol. 430. – P. 96-103. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24418618

Различных молочные продукты означают различные проблемы для контроля продукции

*

Выберите страну / regionUnited StatesCanadaAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийского океана TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCape VerdeCayman IslandsCentral африканского RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократической Республика ofCook IslandsCosta RicaCote D’IvoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican РеспубликаВосточный ТиморЭквадорЕгипетЭль-СальвадорЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭстонияЭфиопияФолклендские (Мальвинские) острова Фарерские островаФинляндияГермания Югославская Республика МакедонияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные территорииГабонГамбияГрузияГермания altarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-BissauGuyanaHaitiHeard и McDonald IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran (Исламская Республика) IraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakstanKenyaKiribatiKorea, Корейские Народно-Демократической RepKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народный Демократической RepLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Arab JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные StatesMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPanamaPapua Нового GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Китс и НевисСент-ЛюсияСент-Пьер и МикелонСамоаСан-Мар inoSao Томе и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSpainSri LankaSth Georgia & Sth Sandwich Институт социальных Винсент и GrenadinesSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited Арабские EmiratesUnited KingdomUruguayUS Малые отдаленные IslandsUzbekistanVanuatuVenezuelaVietnamVirgin острова (Британские) Виргинские острова (U .S.) Острова Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЮгославияЗамбияЗимбабве

Инспекция безопасности пищевых продуктов упакованных молочных продуктов | Thermo Fisher Scientific

Thermo Fisher Scientific — признанный лидер в предоставлении решений для поточного контроля и мониторинга для обеспечения безопасности, качества и эффективности производства за счет обнаружения посторонних предметов, проверки содержимого нетто, проверки целостности продукта и анализа компонентов.

Вот некоторые ресурсы, которые помогут производителям молочных продуктов гарантировать, что качественный продукт попадет в руки потребителя.

Когда дело доходит до качества и безопасности пищевых продуктов, у молочных продуктов есть свои особые потребности по сравнению с другими типами пищевых продуктов. Вот несколько статей в блогах, посвященных контролю пищевых продуктов в молочной промышленности.

Различные молочные продукты означают разные проблемы при проверке продукта
Существуют различные проблемы, характерные для сыра, йогурта, свежих молочных продуктов (творог, сметана, соусы), мороженого и новинок. Узнайте, что они из себя представляют.

Современные металлоискатели с функцией Multiscan — «не дураки», когда дело касается молочных продуктов.
Эффект продукта может обмануть многие металлоискатели и снизить их способность различать фактические загрязнения цветных металлов и ложный сигнал, создаваемый комбинацией типичных характеристик продукта. Многосканированный многочастотный металлоискатель может решить некоторые из проблем.

Где разместить оборудование для контроля продукции на молочных заводах
Установка систем контроля в 4 определенных местах на линии обработки и упаковки может положительно повлиять на качество, точность и безопасность продаваемых продуктов питания.Откройте для себя лучшие места для установки пищевых металлоискателей, систем рентгеновского контроля и чеквейеров.

Преодоление трудностей инспекции молочных продуктов
Проблема «эффекта продукта» возникает в случае продуктов с высоким содержанием влаги и соли, а также в отношении консистенции продукта по весу, требований к промывке и различных упаковочных материалов. Узнайте, почему это проблема.

Что в этом Mac ‘n Cheese?
Глобальные пищевые компании ввели HACCP (анализ рисков и критические контрольные точки) и установили металлоискатели в качестве CCP (критических контрольных точек) для обнаружения металла, стекла и других посторонних предметов.Прочтите почему.

Наиболее часто задаваемые вопросы об оборудовании для контроля молочных продуктов
Знание того, какая технология лучше всего подходит для конкретных приложений, может сбивать с толку. Поэтому мы собрали наиболее часто задаваемые вопросы об оборудовании для контроля безопасности пищевых продуктов, которое следует использовать в молочной промышленности, и представили ответы в удобном для чтения формате.

Молочный продукт — обзор

4.16.4 Молоко и молочные продукты

Наличие микотоксинов в молоке и молочных продуктах может быть результатом:

1.

Косвенное загрязнение (перенос из кормов): хотя перенос многих микотоксинов из кормов в молоко все еще исследуется, и полученные результаты на сегодняшний день очень противоречивы, перенос AFM1 в молоко широко распространен. продемонстрировано на нескольких видах млекопитающих, используемых для производства молока, таких как коровы, овцы и козы. 35

2.

Прямое заражение: прямое заражение молочных продуктов микотоксинами может быть результатом роста грибов, используемых для ферментации, или непреднамеренного роста грибков.Плесень, намеренно выращиваемая на сыре, представляет собой сырные закваски, такие как виды Penicillium на французских сырах рокфор и камамбер; при определенных условиях (заражение заквасок токсигенными штаммами или загрязнение окружающей среды) эти грибы способны продуцировать микотоксины.

Еще одно возможное загрязнение молочных продуктов — это случайное появление плесени на продуктах, хотя надлежащая производственная практика часто предотвращает образование плесени в молочных продуктах. 36

Что касается наличия AFM1 в молоке и молочных продуктах, было проведено множество исследований переменных, влияющих на переходящий остаток. 36 В частности, индивидуальная изменчивость животных, а также инфекции вымени могут сильно повлиять на коэффициент переноса. Реакции на присутствие афлатоксинов в рационе коровы очень быстрые: если используются зараженные продукты питания, AFM1 появляется в молоке через 2–3 дня приема внутрь. Уровень AFM1 в молоке снижается, снижаясь до нуля через 2–3 дня при соблюдении диеты без афлатоксинов. 36,37

С учетом этих выводов многие страны установили максимально допустимые уровни афлатоксина M1 в молоке и молочных продуктах. В Европе максимальный приемлемый уровень установлен на уровне 50 нг кг -1 афлатоксина M1 в молоке и 25 нг кг -1 в детских смесях, учитывая относительно высокое потребление молока и молочных продуктов детьми. Австрия и Швейцария ввели более строгие ограничения в 10 нг кг -1 , тогда как в США более высокий нормативный предел составляет 500 нг кг -1 .С другой стороны, многие слаборазвитые страны не вводят ограничений на афлатоксин M1, что вызывает серьезную озабоченность.

Для достижения этой цели были определены законодательные ограничения для кормов для животных, включая корма для дойных коров. Определение афлатоксина M1 обычно проводится с использованием методов ВЭЖХ, ТСХ и ELISA, которые являются лабораторными системами и требуют опыта обученного персонала.

Эталонным методом, используемым для обнаружения афлатоксинов в коровьем молоке, является высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЭЖХ) с флуориметрическим детектированием и предварительной очисткой на иммуноаффинных колонках (Международная организация по стандартизации (ISO), 2007).Также были разработаны такие методы, как тонкослойная хроматография, 38 прямое измерение флуоресценции после иммуноаффинной очистки, 39 жидкостная хроматография / тандемная масс-спектрометрия, 40 и иммуноферментные анализы 41 . Иммунологические методы, такие как твердофазный иммуноферментный анализ (ELISA), обычно используются для целей скрининга из-за их простоты, адаптируемости и чувствительности. 42

В последнее время для достижения более высокой чувствительности и перехода к использованию одноразовых датчиков были также предложены электрохимические иммуносенсоры на основе одиночных электродов с трафаретной печатью для обнаружения AFM1 в молоке. 43

Афлатоксин M1 обычно извлекается из молока с помощью иммуноаффинной очистки. В частности, после стадии центрифугирования для снятия обезжиривания образец непосредственно наносится на колонку IAC, которая предварительно была кондиционирована водой. Затем картридж промывают водой и элюируют метанолом. После выпаривания растворителя в токе азота остаток растворяют в хроматографической подвижной фазе и анализируют с помощью ВЭЖХ. Эта процедура широко применяется для рутинных анализов коровьего молока и, с некоторыми модификациями, может использоваться также для более жирного молока, такого как козье или овечье молоко.В частности, когда рассматривается такое молоко, добавление NaCl к образцу перед этапом центрифугирования позволяет лучше снять жир.

Помимо рутинного анализа, недавно было предложено несколько инновационных методов для анализа AFM1 в молоке. В частности, большинство этих новых методов основано на иммуноаналитических системах или биосенсорах. Badea et al. 44 предложили биосенсор на основе двухслойной липидной мембраны (BLM) для AFM1-мониторинга молока с использованием системы впрыска потока. Этот очень быстрый метод (четыре образца в минуту) позволяет осуществлять непрерывный мониторинг молока с пределом обнаружения около 200 ppt.В этом случае использовалась традиционная пробоподготовка, хотя конечный экстракт анализировали с помощью системы на основе BLM.

Совсем недавно иммуносенсор на основе микроэлектродной матрицы (MEA) был разработан для определения афлатоксина M1. 45,46 Электрохимическая ячейка на основе микросхемы была изготовлена, чтобы содержать рабочий электрод, которым был МЭБ, а также противоэлектроды и электроды сравнения, так что все необходимые электроды для электрохимических измерений содержались на кристалле. Анализ на сенсорном чипе был основан на конкурентном формате между свободным афлатоксином M1 в образце и конъюгатом афлатоксин-пероксидаза хрена (HRP) для иммобилизованного моноклонального антитела к афлатоксину M1.С использованием хроноамперометрии, истощение перекиси водорода контролировали с помощью дигидрохлорида 3,3,5 ‘, 5’-тетраметилбензидина, чтобы установить концентрацию HRP на датчике и, следовательно, концентрацию афлатоксина M1 в образце. Датчики, которые были разработаны как одноразовые, были воспроизводимыми и очень чувствительными, давая предел обнаружения 8 нг кг -1 в молочной матрице.

Те же авторы также предложили электрохимический иммуносенсор на афлатоксин M1 в молоке с использованием одноразового электрода с трафаретной печатью. 45,46 После иммобилизации иммунных компонентов на поверхности электрода и оптимизации формата анализа было оценено влияние молока на датчик. Поскольку сывороточные белки могут вызывать значительные помехи, избыток хлорида кальция (CaCl 2 18 мМ при pH 7,4, PBS Дульбекко) был добавлен к образцу молока и к промывочному буферу, чтобы подавить эффект и стабилизировать образец. на металлических электродах.

AFM1 относительно стабилен в различных молочных продуктах и ​​лишь незначительно зависит от пастеризации. 47 Белковая фракция молока и, в частности, казеин связывает AFM1, и, таким образом, если сырое молоко содержало AFM1, сыр из такого молока также будет содержать AFM1. 47,48 По этим причинам определение AFM1 во время производства молочных продуктов имеет особое значение для мониторинга безопасности пищевых продуктов.

Европейский Союз не установил никаких конкретных ограничений для афлатоксина M1 в молочных продуктах или других продуктах, содержащих молоко, хотя его концентрация в сыре может быть в 2–4 раза выше, чем в молоке.Некоторые страны указали рекомендуемые пределы, которые варьируются от 250 до 450 нг кг -1 .

Анализ молочных продуктов по-прежнему требует трудоемкого извлечения афлатоксина M1, для чего, кроме того, требуются органические растворители. Утвержденные протоколы включают стадию экстракции дихлорметаном или хлороформом с последующим выпариванием растворителя. Остаток восстанавливают водным разбавителем (забуференный раствор обезжиренного молока) и анализируют в соответствии с теми же методами, разработанными для обнаружения афлатоксина M1 в молоке, или дополнительно обрабатывают путем добавления гексана и его центрифугирования для удаления жира перед анализом.

Недавно Anfossi et al. Предложили экстракцию AFM1 из молочных продуктов без растворителей. 49 Процедура применялась к сливочному маслу, мягкому и твердому сыру, йогурту и мороженому. Каждый образец был грубо нарезан и перемешан, затем его тщательно измельчили и гомогенизировали в кухонном миксере. После добавления раствора цитрата натрия (7% мас. / Об.) Смесь непрерывно перемешивали при 50 ° C в течение 15 мин, чтобы получить горячую суспензию. После охлаждения на ледяной бане суспензию центрифугировали, чтобы дать возможность отделить жирный полутвердый слой, который отбрасывали.Затем жидкую сыворотку отбирали и непосредственно анализировали с помощью ELISA.

Предлагаемая экстракция цитрата относительно проста, быстра и не требует использования органических растворителей или других опасных химикатов. Более того, этот метод особенно легко комбинировать с иммунохимическими методами, когда присутствие органических растворителей может вызывать помехи и, как правило, ухудшать характеристики.

Присутствие других микотоксинов в молоке и молочных продуктах изучено меньше, чем AFM1.Тем не менее, несколько авторов сообщили о наличии охратоксина А в молоке и сыре. В частности, охратоксин А метаболизируется микроорганизмами рубцовой жидкости; Таким образом, потребление продуктов коровьего происхождения не рассматривалось как возможный источник поступления ОТА.

Однако охратоксин А был обнаружен в образцах молока, полученных от молочных овец, которых кормили кормом, загрязненным охратоксином, а также в грудном молоке человека.

Доступные методы обнаружения ОТА в молоке требуют предварительной экстракции образцов с использованием хлорированных растворителей, таких как хлороформ, с последующим этапом очистки с помощью силикагеля, твердофазной экстракции на основе диоксида кремния (ТФЭ) или иммуноаффинных картриджей. 50–52 В последнее время избегали процесса жидкостно-жидкостной экстракции путем прямого концентрирования и очистки образцов с использованием иммуноаффинных картриджей (IAC), достигая предела обнаружения 0,5 нг / мл –1 и степени извлечения 84,5–97,5 % для обезжиренного молока и 66,9–74,6% для цельного молока. 53 Хотя колонки IAC доказали свою эффективность для анализа молока, их основными недостатками являются стоимость и хрупкость одноразовой колонки, что препятствует ее прямому применению в сложных матрицах сыра или молочных продуктов.Таким образом, невозможно переоценить необходимость разработки быстрых и недорогих подходов к пробоподготовке для анализа OTA в полутвердых образцах пищевых продуктов, таких как сыр.

Еще один аспект, заслуживающий внимания, заключается в том, что в некоторые пищевые продукты намеренно добавляют плесень, чтобы вызвать формирование специфического вкуса. Примером могут служить голубые сыры, которые представляют собой сыры из коровьего или козьего молока с обширной пятнистой или прожилковой структурой из-за синей или сине-зеленой плесени. В частности, Penicillium roqueforti используется как вторичная заквасочная культура для созревания горгонзолы, данаблу, рокфора, бергадера и т. Д.

Хотя P . roqueforti грибковые закваски потенциально способны продуцировать различные токсичные метаболиты в питательных средах, несколько исследований ограничили присутствие микотоксинов в основном циклопиазоновой кислотой в сырах с белой плесенью и рокфортином C и микофеноловой кислотой в голубых сырах.

Более того, эти исследования ясно демонстрируют, что небольшое количество таких метаболитов в сыре не представляет опасности для здоровья потребителя. 54

За последнее десятилетие было опубликовано несколько аналитических методов для определения микотоксинов Penicillium в пищевых продуктах.Эти методы обычно основаны на жидкостной хроматографии (ЖХ) с детектированием флуоресценции (FLD), после стадии очистки твердофазной экстракцией (SPE) с обращенно-фазовым C18, с картриджем с силикагелем 60 или с иммуноаффинными колонками (IAC), которые учитывайте хорошую чувствительность. 55 Однако они обычно вызывают затруднения для сложных матриц, таких как сыр. 56 Недавно Kokkonen et al. 57 предложил возможный метод ЖХ-МС / МС для количественного определения нескольких микотоксинов Penicillium и Aspergillus в сырах с голубой и белой плесенью, и этот метод позволил обнаружить девять микотоксинов (афлатоксины B1, B2, G1, G2 и M1. , микофеноловая кислота, охратоксин A, рокфортин C и пеницилловая кислота), продуцируемые видами Aspergillus и Penicillium .Метод был применен к голубым и белым формованным сырам с финского рынка: только рокфортин С был обнаружен в голубом сыре, тогда как другие исследованные микотоксины отсутствовали во всех образцах.

Хотя плесень преднамеренно вводится в некоторые виды сыра для придания особого вкуса, было мало наблюдений за наличием ОТА в созревшем сыре. В частности, Dall’Asta et al. 58 разработал метод, основанный на ионной природе анализируемого вещества. ОТА, действительно, является слабой кислотой с карбоксильной группой фенилаланинового фрагмента ( pKa = 4.4) и, таким образом, показывает сильную зависимость выхода экстракции от pH образца. Авторы предложили первую стадию экстракции хлороформом после подкисления матрицы с последующей обратной экстракцией бикарбонатом натрия. Затем водный экстракт очищали и концентрировали путем иммуноаффинной стадии и, наконец, анализировали с помощью ВЭЖХ с детектированием флуоресценции. Метод показал хорошую линейность в диапазоне калибровки со средним извлечением для OTA 97% и средним RSD 3% в диапазоне пиков 0.5–2,0 кг кг −1 . Чувствительность также была очень удовлетворительной, что позволяло использовать очень низкие пределы обнаружения (LOD в сыре: 0,02 мкг кг -1 ).

Совсем недавно было сообщено об интересном и новаторском подходе к определению ОТА в сыре путем прямого воздействия на волокна SPME в образце сыра, таким образом выполняя отбор проб и подготовку образцов на месте. 59 Сообщается, что волокна SPME с углеродной лентой демонстрируют значительное сродство к OTA. 60 Он показал высокую эффективность извлечения по сравнению с коммерческими волокнами.Для анализа in situ в образце небольшого размера пространственное разрешение волокна SPME было улучшено за счет уменьшения размера волокон (1 мм × 1 мм). Для мониторинга на месте OTA в полутвердой матрице, такой как сыр, прямое регулирование pH матрицы было невозможно, поэтому была предложена новая стратегия на основе подкисления фазы экстракции SPME перед отбором проб. В частности, водный раствор HCl при pH 2 использовался для подкисления волокон перед отбором проб. Предложенный метод продемонстрировал аналитические характеристики, сопоставимые с характеристиками традиционных методов, основанных на разделении жидкость-жидкость, обеспечивая, таким образом, более простой и эффективный подход для анализа OTA в полутвердых матрицах.

Влияние потребления молочных продуктов на здоровье: преимущества и убеждения — Комментарий Бельгийского клуба кости и Европейского общества клинических и экономических аспектов остеопороза, остеоартрита и заболеваний опорно-двигательного аппарата

  • 1.

    Smit E, Nieto FJ, Crespo CJ , Mitchell P (1999) Оценки потребления животного и растительного белка взрослыми людьми в США: результаты Третьего национального исследования здоровья и питания, 1988–1991. J Am Diet Assoc 99 (7): 813–820. DOI: 10.1016 / S0002-8223 (99) 00193-5

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 2.

    Feskanich D, Willett WC, Colditz GA (2003) Кальций, витамин D, потребление молока и переломы бедра: проспективное исследование среди женщин в постменопаузе. Am J Clin Nutr 77 (2): 504–511

    PubMed CAS Google Scholar

  • 3.

    Chevalley T, Bonjour JP, Ferrari S, Rizzoli R (2008) Высокое потребление белка усиливает положительное влияние физической активности на BMC у мальчиков препубертатного возраста. Журнал J Bone Miner Res 23 (1): 131–142. DOI: 10.1359 / jbmr.070907

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 4.

    Vissers PA, Streppel MT, Feskens EJ, de Groot LC (2011) Вклад молочных продуктов в потребление микронутриентов в Нидерландах. J Am Coll Nutr 30 (5 приложение 1): 415S – 421S

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 5.

    Скиннер М.Л., Симпсон Дж. А., Бухгольц А.С. (2011) Диетическое и общее потребление кальция связано с более низким процентным содержанием общего жира в организме и туловищного жира у молодых, здоровых взрослых.J Am Coll Nutr 30 (6): 484–490

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 6.

    Gueguen L, Pointillart A (2000) Биодоступность диетического кальция. J Am Coll Nutr 19 (2 приложения): 119S – 136S

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 7.

    Gueguen L (2001) Кальций, фосфор. Apports Nutritionnels Conseillees pour la Population Francaise (Рекомендуемое потребление питательных веществ для населения Франции).Tech & Doc, Париж

    Google Scholar

  • 8.

    Bonjour JP (2011) Кальций и фосфат: дуэт ионов, играющих на здоровье костей. J Am Coll Nutr 30 (5 приложение 1): 438S – 448S

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 9.

    Elmadfa I (2009) Европейский отчет о питании и здоровье 2009. Forum Nutr. Базель, Швейцария, том 69. Каргер, Нью-Йорк

  • 10.

    Lopes AC, Caiaffa WT, Sichieri R, Mingoti SA, Lima-Costa MF (2005) Потребление питательных веществ взрослыми и пожилыми людьми в популяционном исследовании: проект Bambui. Cadernos de saude publica 21 (4): 1201–1209. DOI: 10.1590 / S0102-311×2005000400022

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 11.

    Хини Р.П. (2009) Молочные продукты и здоровье костей. J Am Coll Nutr 28 (Дополнение 1): 82S – 90S

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 12.

    Caroli A, Poli A, Ricotta D, Banfi G, Cocchi D (2011) Приглашенный обзор: потребление молочных продуктов и здоровье костей: взгляд с точки зрения современного искусства. J Dairy Sci 94 (11): 5249–5262. DOI: 10.3168 / jds.2011-4578

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 13.

    Сельское хозяйство USDo (2010) Диетические рекомендации для американцев, 7-е изд. Министерство сельского хозяйства США, Вашингтон, округ Колумбия

    Google Scholar

  • 14.

    Сельское хозяйство USDo (2013) Национальная база данных по питательным веществам Министерства сельского хозяйства США для стандартной справочной информации, выпуск 26

  • 15.

    Fulgoni VL 3rd, Keast DR, Auestad N, Quann EE (2011) Питательные вещества из молочных продуктов трудно заменить в диетах американцев: моделирование пищевых продуктов и анализ Национального обследования здоровья и питания за 2003–2006 гг. Nutr Res 31 (10): 759–765. DOI: 10.1016 / j.nutres.2011.09.017

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 16.

    Марко К., Хуан В., Ямини С., Карлсон А., Бриттен П. (2006) Разработка составов групп пищевых продуктов и профилей питательных веществ для системы рекомендаций по питанию MyPyramid. J Nutr Educ Behav 38 (6 приложение): S93 – S107. DOI: 10.1016 / j.jneb.2006.05.014

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 17.

    Gao X, Wilde PE, Lichtenstein AH, Tucker KL (2006) Обеспечение адекватного потребления кальция с пищей без молочных продуктов у подростков в возрасте от 9 до 18 лет (Национальное исследование здоровья и питания, 2001–2002 годы).J Am Diet Assoc 106 (11): 1759–1765. DOI: 10.1016 / j.jada.2006.08.019

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 18.

    Weaver CM (2009) Следует ли рекомендовать молочные продукты как часть здоровой вегетарианской диеты? Точка. Am J Clin Nutr 89 (5): 1634S – 1637S. DOI: 10.3945 / ajcn.2009.26736O

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 19.

    Keller JL, Lanou A, Barnard ND (2002) Потребительская стоимость кальция из продуктов питания и добавок. J Am Diet Assoc 102 (11): 1669–1671

    Статья PubMed Google Scholar

  • 20.

    Weaver CM, Proulx WR, Heaney R (1999) Выбор для достижения адекватного диетического кальция с помощью вегетарианской диеты. Am J Clin Nutr 70: 543S – 548S

    PubMed CAS Google Scholar

  • 21.

    Rizzoli R (2008) Питание: его роль в здоровье костей. Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab 22 (5): 813–829. DOI: 10.1016 / j.beem.2008.08.005

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 22.

    Cheng S, Lyytikainen A, Kroger H, Lamberg-Allardt C, Alen M, Koistinen A, Wang QJ, Suuriniemi M, Suominen H, Mahonen A, Nicholson PH, Ivaska KK, Korpela R, Ohlsson C, Ваананен К.Х., Тылавский Ф. (2005) Влияние добавок кальция, молочных продуктов и витамина D на рост костной массы и состав тела у девочек 10–12 лет: 2-летнее рандомизированное исследование.Am J Clin Nutr 82 (5): 1115–1126

    PubMed CAS Google Scholar

  • 23.

    Li Y, Tome D, Desjeux JF (1989) Косвенное действие фосфопептидов казеина на абсорбцию кальция в подвздошной кишке крысы in vitro. Reprod Nutr Dev 29 (2): 227–233

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 24.

    Bonjour JP, Kraenzlin M, Levasseur R, Warren M, Whiting S (2013) Молочные продукты во взрослом возрасте: от продуктов до взаимодействия питательных веществ на здоровье костей и скелетных мышц.J Am Coll Nutr 32 (4): 251–263. DOI: 10.1080 / 07315724.2013.816604

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 25.

    Бейли Р.Л., Додд К.В., Голдман Дж. А., Гаш Дж. Дж., Дуайер Дж. Т., Мошфег А. Дж., Семпос К. Т., Пиччиано М. Ф. (2010) Оценка общего обычного потребления кальция и витамина D в Соединенных Штатах. J Nutr 140 (4): 817–822

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 26.

    Manios Y, Moschonis G, Trovas G, Lyritis GP (2007) Изменения биохимических показателей костного метаболизма и минеральной плотности костей после 12-месячной программы диетического вмешательства: Исследование здоровья в постменопаузе. Am J Clin Nutr 86 (3): 781–789

    PubMed CAS Google Scholar

  • 27.

    Moschonis G, Katsaroli I, Lyritis GP, Manios Y (2010) Влияние 30-месячного диетического вмешательства на минеральную плотность костей: исследование здоровья в постменопаузе.Br J Nutr 104 (1): 100–107. DOI: 10.1017 / S000711451000019X

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 28.

    Prince R, Devine A, Dick I, Criddle A, Kerr D, Kent N, Price R, Randell A (1995) Влияние добавок кальция (сухое молоко или таблетки) и упражнений на плотность костей в постменопаузе женщины. J Bone Miner Res 10 (7): 1068–1075

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 29.

    Body JJ, Bergmann P, Boonen S, Boutsen Y, Bruyere O, Devogelaer JP, Goemaere S, Hollevoet N, Kaufman JM, Milisen K, Rozenberg S, Reginster JY (2011) Немедикаментозное лечение остеопороза: консенсус Бельгийский костяной клуб. Osteoporos Int 22 (11): 2769–2788. DOI: 10.1007 / s00198-011-1545-x

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Kanis JA, McCloskey EV, Johansson H, Cooper C, Rizzoli R, Reginster JY, Научно-консультативный совет Европейского общества C, экономические аспекты O, остеоартрит, Комитет научных консультантов по международному остеопорозу F (2013) Европейское руководство по диагностике и лечению остеопороза у женщин в постменопаузе.Osteoporos Int 24 (1): 23–57. DOI: 10.1007 / s00198-012-2074-у

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Sunyecz JA (2008) Использование кальция и витамина D в лечении остеопороза. Ther Clin Risk Manag 4 (4): 827–836

    PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 32.

    Rizzoli R, Bianchi ML, Garabedian M, McKay HA, Moreno LA (2010) Максимальное увеличение минеральной массы костей во время роста для предотвращения переломов у подростков и пожилых людей.Кость 46 (2): 294–305. DOI: 10.1016 / j.bone.2009.10.005

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 33.

    Ferrari S, Rizzoli R, Bonjour JP (1999) Генетические аспекты остеопороза. Curr Opin Rheumatol 11 (4): 294–300

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 34.

    Rizzoli R (2014) Молочные продукты, йогурты и здоровье костей. Am J Clin Nutr 99 (5 дополнений): 1256S – 1262S.DOI: 10.3945 / ajcn.113.073056

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 35.

    Ganpule A, Yajnik CS, Fall CH, Rao S, Fisher DJ, Kanade A, Cooper C, Naik S, Joshi N, Lubree H, Deshpande V, Joglekar C (2006) Костная масса у индийских детей– взаимосвязь со статусом питания матери и диетой во время беременности: исследование материнского питания в Пуне. J Clin Endocrinol Metab 91 (8): 2994–3001. DOI: 10.1210 / JC.2005-2431

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 36.

    Cole ZA, Gale CR, Javaid MK, Robinson SM, Law C, Boucher BJ, Crozier SR, Godfrey KM, Dennison EM, Cooper C (2009) Модели питания матери во время беременности и костная масса в детстве: продольный анализ изучение. J Bone Miner Res 24 (4): 663–668. DOI: 10.1359 / jbmr.081212

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 37.

    Dror DK, Allen LH (2014) Потребление молочных продуктов детьми и подростками в развитых странах: тенденции, влияние на питание и обзор связи с результатами для здоровья. Nutr Rev 72 (2): 68–81. DOI: 10.1111 / nure.12078

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 38.

    Goulding A, Rockell JE, Black RE, Grant AM, Jones IE, Williams SM (2004) Дети, которые избегают употребления коровьего молока, имеют повышенный риск препубертатных переломов костей.J Am Diet Assoc 104 (2): 250–253. DOI: 10.1016 / j.jada.2003.11.008

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 39.

    Konstantynowicz J, Nguyen TV, Kaczmarski M, Jamiolkowski J, Piotrowska-Jastrzebska J, Seeman E (2007) Переломы во время роста: потенциальная роль безмолочной диеты. Osteoporos Int 18 (12): 1601–1607. DOI: 10.1007 / s00198-007-0397-x

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 40.

    Du X, Zhu K, Trube A, Zhang Q, Ma G, Hu X, Fraser DR, Greenfield H (2004) Испытание школьного молока улучшает рост и накопление минералов в костях у китайских девочек в возрасте 10–12 лет в Пекине. Br J Nutr 92 (1): 159–168. DOI: 10.1079 / BJN20041118

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 41.

    Винзенберг Т., Шоу К., Фрайер Дж., Джонс Дж. (2006) Влияние добавок кальция на плотность костей у здоровых детей: метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний.BMJ 333 (7572): 775. DOI: 10.1136 / bmj.38950.561400.55

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 42.

    Huncharek M, Muscat J, Kupelnick B (2008) Влияние молочных продуктов и пищевого кальция на содержание минералов в костях у детей: результаты метаанализа. Кость 43 (2): 312–321. DOI: 10.1016 / j.bone.2008.02.022

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 43.

    Bonjour JP, Carrie AL, Ferrari S, Clavien H, Slosman D, Theintz G, Rizzoli R (1997) Обогащенные кальцием продукты и рост костной массы у девочек препубертатного возраста: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Дж. Клин Инвест 99 (6): 1287–1294. DOI: 10.1172 / JCI119287

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 44.

    Chevalley T, Bonjour JP, Ferrari S, Hans D, Rizzoli R (2005) Селективность участков скелета при воздействии добавок кальция на прирост минеральной плотности костной ткани: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование у мальчиков препубертатного возраста.J Clin Endocrinol Metab 90 (6): 3342–3349. DOI: 10.1210 / jc.2004-1455

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 45.

    Bonjour JP, Chevalley T, Ammann P, Slosman D, Rizzoli R (2001) Увеличение минеральной массы костной ткани у девочек препубертатного возраста через 3,5 года после прекращения приема кальция: последующее исследование. Ланцет 358 (9289): 1208–1212. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (01) 06342-5

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 46.

    Росс А.С., Мэнсон Дж.Э., Абрамс С.А., Алоя Дж.Ф., Браннон П.М., Клинтон С.К., Дуразо-Арвизу Р.А., Галлахер Дж.С., Галло Р.Л., Джонс Дж., Ковач С.С., Майн С.Т., Розен С.Дж., Шапсес С.А. (2011) Отчет за 2011 год о диетических рекомендациях по потреблению кальция и витамина D от Института медицины: что необходимо знать клиницистам. J Clin Endocrinol Metab 96 (1): 53–58. DOI: 10.1210 / jc.2010-2704

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 47.

    Okano T (2003) Рекомендуемая суточная доза и справочная диета для витамина D и кальция на японском языке. Clin Calcium 13 (7): 876–881. doi: CliCa0307876881

  • 48.

    Theobald HE (2005) Диетический кальций и здоровье — http://www.nutrition.org.uk/attachments/105_Dietary%20calcium%20and%20health.pdf

  • 49.

    https://www.nrv.gov.au/nutrients/calcium

  • 50.

    Rizzoli R, Stevenson JC, Bauer JM, van Loon LJC, Walrand S, Kanis JA, Cooper C, Brandi ML, Diez-Perez A, Reginster JY, Force ftET (2014) Роль диетического белка и витамин D в поддержании здоровья опорно-двигательного аппарата у женщин в постменопаузе: согласованное заявление Европейского общества по клиническим и экономическим аспектам остеопороза и остеоартрита (ESCEO).Maturitas 79: 122–132. DOI: 10.1016 / j.maturitas.2014.07.005

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 51.

    Tang BMP, Eslick GD, Nowson C, Smith C, Bensoussan A (2007) Использование кальция или кальция в сочетании с добавкой витамина D для предотвращения переломов и потери костной массы у людей в возрасте 50 лет и старше: мета -анализ. Ланцет 370 (9588): 657–666. DOI: 10.1016 / s0140-6736 (07) 61342-7

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 52.

    Boonen S, Lips P, Bouillon R, Bischoff-Ferrari HA, Vanderschueren D, Haentjens P (2007) Потребность в дополнительном кальции для снижения риска перелома бедра с добавлением витамина d: данные сравнительного метаанализа рандомизированных контролируемых испытаний. J Clin Endocrinol Metab 92 (4): 1415–1423. DOI: 10.1210 / jc.2006-1404

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 53.

    Nowson CA (2010) Профилактика переломов у пожилых людей с помощью кальция и витамина D.Питательные вещества 2 (9): 975–984

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 54.

    Маккаррон Д.А., Хини Р.П. (2004) Расчетная экономия на здравоохранении, связанная с адекватным потреблением молочной пищи. Am J Hypertens 17 (1): 88–97

    Статья PubMed Google Scholar

  • 55.

    Lotters FJ, Lenoir-Wijnkoop I, Fardellone P, Rizzoli R, Rocher E, Poley MJ (2013) Молочные продукты и остеопороз: пример оценки воздействия пищевых продуктов на здоровье и экономику.Osteoporos Int 24 (1): 139–150. DOI: 10.1007 / s00198-012-1998-6

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 56.

    Schurch MA, Rizzoli R, Slosman D, Vadas L, Vergnaud P, Bonjour JP (1998) Белковые добавки повышают уровень инсулиноподобного фактора роста-I в сыворотке крови и уменьшают потерю проксимальной части бедренной кости у пациентов с недавним переломом бедра. . Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Ann Intern Med 128 (10): 801–809

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 57.

    Munger RG, Cerhan JR, Chiu BC (1999) Проспективное исследование потребления белка с пищей и риска перелома бедра у женщин в постменопаузе. Am J Clin Nutr 69 (1): 147–152

    PubMed CAS Google Scholar

  • 58.

    Wengreen HJ, Munger RG, West NA, Cutler DR, Corcoran CD, Zhang J, Sassano NE (2004) Потребление белка с пищей и риск остеопоротического перелома бедра у пожилых жителей Юты.Журнал J Bone Miner Res 19 (4): 537–545. DOI: 10.1359 / jbmr.040208

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 59.

    Darling AL, Millward DJ, Torgerson DJ, Hewitt CE, Lanham-New SA (2009) Диетический белок и здоровье костей: систематический обзор и метаанализ. Am J Clin Nutr 90 (6): 1674–1692. DOI: 10.3945 / ajcn.2009.27799

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 60.

    Barzel US, Massey LK (1998) Избыток пищевого белка может отрицательно сказаться на костях. J Nutr 128 (6): 1051–1053

    PubMed CAS Google Scholar

  • 61.

    Frassetto L, Morris RC Jr, Sellmeyer DE, Todd K, Sebastian A (2001) Диета, эволюция и старение — патофизиологические эффекты пост-сельскохозяйственной инверсии калия-натрия и основания-в -хлоридов в рационе человека. Eur J Nutr 40 (5): 200–213

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 62.

    Sellmeyer DE, Stone KL, Sebastian A, Cummings SR (2001) Высокое соотношение животного и растительного белка в рационе увеличивает скорость потери костной массы и риск переломов у женщин в постменопаузе. Исследование группы исследования остеопоротических переломов. Am J Clin Nutr 73 (1): 118–122

    PubMed CAS Google Scholar

  • 63.

    Bonjour JP (2013) Нарушение питания кислотно-щелочного баланса и остеопороз: гипотеза, игнорирующая важную гомеостатическую роль почек.Br J Nutr 110 (7): 1168–1177

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 64.

    Fenton TR, Tough SC, Lyon AW, Eliasziw M, Hanley DA (2011) Причинно-следственная оценка пищевой кислотной нагрузки и заболеваний костей: систематический обзор и метаанализ с применением эпидемиологических критериев Хилла для определения причинной связи. Nutr J 10:41. DOI: 10.1186 / 1475-2891-10-41

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 65.

    Calvez J, Poupin N, Chesneau C, Lassale C, Tome D (2012) Потребление белка, баланс кальция и последствия для здоровья. Eur J Clin Nutr 66 (3): 281–295. DOI: 10.1038 / ejcn.2011.196

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 66.

    Thorpe MP, Jacobson EH, Layman DK, He X, Kris-Etherton PM, Evans EM (2008) Диета с высоким содержанием белка, молочных продуктов и кальция снижает потерю костной массы в течение двенадцати месяцев потери веса и поддержания относительного веса. к обычной высокоуглеводной диете у взрослых.J Nutr 138 (6): 1096–1100

    PubMed CAS Google Scholar

  • 67.

    Jehle S, Hulter HN, Krapf R (2013) Влияние цитрата калия на плотность костей, микроархитектуру и риск переломов у здоровых пожилых людей без остеопороза: рандомизированное контролируемое исследование. J Clin Endocrinol Metab 98 (1): 207–217. DOI: 10.1210 / jc.2012-3099

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 68.

    Bruyère O, Rizzoli R, Coxam V, Avouac B, Chevalier T., Fabien-Soulé V, Kanis JA, Kaufman JM, Tsouderos Y, Reginster JY (2012) Оценка заявлений о здоровье в области костей: взгляд Группы за соблюдение этических норм и передового опыта в науке (GREES). Osteoporos Int 23 (1): 193–199

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 69.

    Prentice A (2004) Диета, питание и профилактика остеопороза.Public Health Nutr 7 (1A): 227–243

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 70.

    Kanis JA, Odén A, McCloskey EV, Johansson H, Wahl DA, Cooper C (2012) Систематический обзор частоты и вероятности переломов бедра во всем мире. Osteoporos Int 23 (9): 2239–2256

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 71.

    Prentice AM (2014) Молочные продукты в мировом общественном здравоохранении.Am J Clin Nutr 99 (5 дополнений): 1212S – 1216S. DOI: 10.3945 / ajcn.113.073437

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 72.

    Олауссон Х., Голдберг Г.Р., Ласки М.А., Шенмакерс И., Джарджу Л.М., Прентис А. (2012) Экономия кальция при беременности и кормлении человека. Nutr Res Rev 25 (1): 40–67. DOI: 10.1017 / s0954422411000187

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 73.

    Bischoff-Ferrari HA, Dawson-Hughes B, Baron JA, Kanis JA, Orav EJ, Staehelin HB, Kiel DP, Burckhardt P, Henschkowski J, Spiegelman D, Li R, Wong JB, Feskanich D, Willett WC (2011) Milk потребление и риск перелома бедра у мужчин и женщин: метаанализ проспективных когортных исследований. J Bone Miner Res 26 (4): 833–839. DOI: 10.1002 / jbmr.279

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 74.

    Feskanich D, Willett WC, Stampfer MJ, Colditz GA (1997) Молоко, диетический кальций и переломы костей у женщин: 12-летнее проспективное исследование.Am J Public Health 87 (6): 992–997

    Статья PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 75.

    Сахни С., Такер К.Л., Киль Д.П., Куач Л., Кейси В.А., Ханнан М.Т. (2013) Потребление молока и йогурта связано с более высокой минеральной плотностью костей, но не с переломом бедра: исследование Framingham Offspring. Арка Остеопорос 8 (1-2): 119. DOI: 10.1007 / s11657-013-0119-2

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 76.

    Сахни С., Мангано К.М., Такер К.Л., Киль Д.П., Кейси В.А., Ханнан М.Т. (2014) Защитная ассоциация потребления молока с риском перелома бедра: результаты Framingham Original Cohort. J Bone Miner Res 29 (8): 1756–1762

    Статья PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 77.

    Michaelsson K, Melhus H, Bellocco R, Wolk A (2003) Потребление кальция и витамина D с пищей в зависимости от риска остеопоротических переломов.Bone 32 (6): 694–703

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 78.

    Michaëlsson K, Wolk A, Langenskiöld S, Basu S, Warensjö Lemming E, Melhus H, Byberg L (2014) Потребление молока и риск смертности и переломов у женщин и мужчин: когортные исследования. BMJ 349: g6015

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 79.

    Livsmedelsverket (2009) Национальное продовольственное агентство Швеции.Berikning av mjölk med витамином А (обогащение молока витамином А). LIVSMEDELSVERKET 2009-12-11 Nutritionsavdelningen. Доступно по адресу: http://www.slv.se/upload/dokument/mat/vitaminermineraler/Vitamin%20A%20berikning%20av%20mj%C3%B6lk.pdf. По состоянию на 05 января 2014 г.

  • 80.

    Bultink IE, Lems WF (2013) Остеоартрит и остеопороз: каково совпадение? Curr Rheumatol Rep 15 (5): 328

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 81.

    Lanou AJ, Barnard ND (2008) Молочные продукты и гипотеза потери веса: оценка клинических испытаний. Nutr Rev 66 (5): 272–279. DOI: 10.1111 / j.1753-4887.2008.00032.x

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 82.

    Trowman R, Dumville JC, Hahn S, Torgerson DJ (2006) Систематический обзор влияния добавок кальция на массу тела. Br J Nutr 95 (6): 1033–1038

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 83.

    Huang TT, McCrory MA (2005) Потребление молочных продуктов, ожирение и метаболическое здоровье у детей и подростков: знания и пробелы. Nutr Rev 63 (3): 71–80

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 84.

    Winzenberg T, Shaw K, Fryer J, Jones G (2007) Добавки кальция у здоровых детей не влияют на набор веса, рост или состав тела. Ожирение (Сильвер Спринг, Мэриленд) 15 (7): 1789–1798. DOI: 10.1038 / oby.2007.213

    Артикул CAS Google Scholar

  • 85.

    Mozaffarian D, Hao T, Rimm EB, Willett WC, Hu FB (2011) Изменения в диете и образе жизни и долгосрочное увеличение веса у женщин и мужчин. N Engl J Med 364 (25): 2392–2404. DOI: 10.1056 / NEJMoa1014296

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 86.

    Abargouei AS, Janghorbani M, Salehi-Marzijarani M, Esmaillzadeh A (2012) Влияние потребления молочных продуктов на вес и состав тела у взрослых: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых клинических испытаний.Int J Obes 36 (12): 1485–1493. DOI: 10.1038 / ijo.2011.269

    Артикул CAS Google Scholar

  • 87.

    Чен М., Пан А., Малик В.С., Ху Ф.Б. (2012) Влияние потребления молочных продуктов на массу тела и жир: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Am J Clin Nutr 96 (4): 735–747. DOI: 10.3945 / ajcn.112.037119

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 88.

    Louie JC, Flood VM, Hector DJ, Rangan AM, Gill TP (2011) Потребление молочных продуктов, избыточный вес и ожирение: систематический обзор проспективных когортных исследований. Obes Rev 12 (7): e582 – e592. DOI: 10.1111 / j.1467-789X.2011.00881.x

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 89.

    Дугкас А., Рейнольдс К.К., Гивенс И.Д., Элвуд П.С., Минихейн А.М. (2011) Связь между потреблением молочных продуктов и массой тела: обзор доказательств и лежащих в основе механизмов.Nutr Res Rev 24 (1): 72–95. DOI: 10.1017 / s095442241000034x

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 90.

    МакГрегор Р.А., Поппитт С.Д. (2013) Молочный белок для улучшения метаболического здоровья: обзор доказательств. Нутр Метаб (Лондон) 10 (1): 46. DOI: 10.1186 / 1743-7075-10-46.)

    Артикул CAS Google Scholar

  • 91.

    Martinez-Gonzalez MA, Sayon-Orea C, Ruiz-Canela M, de la Fuente C, Gea A, Bes-Rastrollo M (2014) Потребление йогурта, изменение веса и риск избыточного веса / ожирения: The SUN когортное исследование.Нутр Метаб Кардиоваск Дис. DOI: 10.1016 / j.numecd.02014.00105.00015

    Google Scholar

  • 92.

    McCarron DA, Morris CD, Henry HJ, Stanton JL (1984) Артериальное давление и потребление питательных веществ в Соединенных Штатах. Science 224 (4656): 1392–1398

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 93.

    Zemel MB, Shi H, Greer B, Dirienzo D, Zemel PC (2000) Регулирование ожирения с помощью диетического кальция.FASEB J 14 (9): 1132–1138

    PubMed CAS Google Scholar

  • 94.

    Земель МБ, Томпсон В., Милстед А., Моррис К., Кэмпбелл П. (2004) Кальций и молочные продукты ускоряют потерю веса и жира во время ограничения энергии у взрослых с ожирением. Obes Res 12 (4): 582–590. DOI: 10.1038 / oby.2004.67

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 95.

    Земель М.Б., Ричардс Дж., Матис С., Милстед А., Гебхардт Л., Сильва Е. (2005) Увеличение общей и центральной потери жира с помощью молочных продуктов у лиц с ожирением.Int J Obes 29 (4): 391–397. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0802880

    Артикул CAS Google Scholar

  • 96.

    Земель М.Б., Ричардс Дж., Милстед А., Кэмпбелл П. (2005) Влияние кальция и молочных продуктов на состав тела и потерю веса у взрослых афроамериканцев. Obes Res 13 (7): 1218–1225. DOI: 10.1038 / oby.2005.144

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 97.

    Astrup A, Chaput JP, Gilbert JA, Lorenzen JK (2010) Молочные напитки и энергетический баланс. Physiol Behav 100 (1): 67–75. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2010.01.039

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 98.

    Birge SJ Jr, Keutmann HT, Cuatrecasas P, Whedon GD (1967) Остеопороз, кишечная недостаточность лактазы и низкое потребление кальция с пищей. N Engl J Med 276 (8): 445–448. DOI: 10.1056 / nejm196702232760805

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 99.

    Finkenstedt G, Skrabal F, Gasser RW, Braunsteiner H (1986) Абсорбция лактозы, потребление молока и концентрация глюкозы в крови натощак у женщин с идиопатическим остеопорозом. Br Med J (Clin Res Ed) 292 (6514): 161–162

    Статья CAS Google Scholar

  • 100.

    Уилт Т.Дж., Шаукат А., Шамлиян Т., Тейлор Б.К., Макдональд Р., Тэклинд Дж., Раткс И., Шварценберг С.Дж., Кейн Р.Л., Левитт М. (2010) Непереносимость лактозы и здоровье. Evid Rep / Technol Assess 192: 1–410

    Google Scholar

  • 101.

    Savaiano DA, Boushey CJ, McCabe GP (2006) Симптомы непереносимости лактозы, оцененные с помощью метаанализа: доля правды, которая приводит к преувеличению. J Nutr 136 (4): 1107–1113

    PubMed CAS Google Scholar

  • 102.

    Сухи Ф.Дж., Браннон П.М., Карпентер ТО, Фернандес Дж. Р., Гилсанц В., Гулд Дж. Б., Холл К., Хуэй С.Л., Луптон Дж., Меннелла Дж., Миллер Нью-Джерси, Осганиан С.К., Селлмейер Д.Э., Вольф М.А. (2010) Заявление конференции по развитию консенсуса NIH: непереносимость лактозы и здоровье.NIH Consens State Sci Statements 27 (2): 1-27

    PubMed Google Scholar

  • 103.

    Макбин Л.Д., Миллер Г.Д. (1998) Разрешить опасения и заблуждения относительно непереносимости лактозы. J Am Diet Assoc 98 (6): 671–676. DOI: 10.1016 / s0002-8223 (98) 00152-7

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 104.

    Savaiano DA (2014) Переваривание лактозы из йогурта: механизм и актуальность.Am J Clin Nutr 99 (5 дополнений): 1251S – 1255S. DOI: 10.3945 / ajcn.113.073023

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 105.

    Dainese-Plichon R, Schneider S, Piche T., Hébuterne X (2014) Мальабсорбция и непереносимость лактозы у взрослых [статья на французском языке]. Nutr Clin Métabol 28 (1): 46–51

    Артикул Google Scholar

  • 106.

    Litwic A, Edwards MH, Dennison EM, Cooper C (2013) Эпидемиология и бремя остеоартрита.Br Med Bull 105: 185–199. DOI: 10.1093 / bmb / lds038

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 107.

    Dean E, Gormsen Hansen R (2012) Назначение оптимального питания и физической активности в качестве вмешательств «первой линии» для наилучшей практики лечения хронического воспаления низкой степени, связанного с остеоартритом: синтез доказательств. Артрит 2012: 560634. DOI: 10.1155 / 2012/560634

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 108.

    Nestel PJ, Pally S, MacIntosh GL, Greeve MA, Middleton S, Jowett J, Meikle PJ (2012) Циркулирующие воспалительные и атерогенные биомаркеры не увеличиваются после однократного приема молочных продуктов. Eur J Clin Nutr 66: 25–31

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 109.

    Gagliardi AC, Maranhao RC, de Sousa HP, Schaefer EJ, Santos RD (2010) Влияние потребления маргарина и масла на липидный профиль, маркеры воспаления и перенос липидов на частицы ЛПВП у свободноживущих субъектов с метаболическим синдром.Eur J Clin Nutr 64: 1141–1149

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 110.

    Raff M, Tholstrup T, Basu S, Nonboe P, Sorensen MT, Straarup EM (2008) Диета, богатая конъюгированной линолевой кислотой и маслом, увеличивает перекисное окисление липидов, но не влияет на маркеры риска атеросклероза, воспаления или диабета. у здоровых молодых мужчин. J Nutr 138: 509–514

    PubMed CAS Google Scholar

  • 111.

    Panagiotakos DB, Pitsavos CH, Zampelas AD, Chrysohoou CA, Stefanadis CI (2010) Потребление молочных продуктов связано со снижением уровней воспалительных маркеров, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, у практически здоровых взрослых: исследование ATTICA. J Am Coll Nutr 29: 357–364

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 112.

    Wang H, Steffen LM, Vessby B, Basu S, Steinberger J, Moran A, Jacobs DR, Hong CP, Sinaiko A (2011) Ожирение изменяет отношения между сывороточными маркерами молочных жиров и воспалением и окислительным стрессом среди подростков.Ожирение (Сильвер Спринг, Мэриленд) 19: 2404–2410

    Статья CAS Google Scholar

  • 113.

    Labonte ME, Couture P, Richard C, Desroches S, Lamarche B (2013) Влияние молочных продуктов на биомаркеры воспаления: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований в области питания у взрослых с избыточным весом и ожирением. Am J Clin Nutr 97: 706–717

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 114.

    Labonte ME, Cyr A, Abdullah MM, Lepine MC, Vohl MC, Jones P, Couture P, Lamarche B (2014) Потребление молочных продуктов не влияет на биомаркеры воспаления у мужчин и женщин с системным воспалением низкой степени. J Nutr 144: 1760–1767

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 115.

    Лу Б., Дрибан Дж. Б., Дурье Дж., Макалиндон Т., Лапане К.Л., Итон CB (2014) Потребление молока и прогрессирование медиального остеоартрита тибиофеморального колена: данные инициативы по остеоартриту.Arthritis Care Res 66 (6): 802–809. DOI: 10.1002 / acr.22297

    Артикул Google Scholar

  • 116.

    Li S, Micheletti R (2011) Роль диеты при ревматических заболеваниях. Rheum Dis Clin North Am 37 (1): 119–133. DOI: 10.1016 / j.rdc.2010.11.006

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 117.

    Лахири М., Морган С., Симмонс Д.П., Брюс И.Н. (2012) Модифицируемые факторы риска РА: профилактика лучше, чем лечение? Ревматология (Оксфорд) 51 (3): 499–512.DOI: 10.1093 / ревматология / ker299

    Артикул CAS Google Scholar

  • 118.

    Gonzalez Cernadas L, Rodriguez-Romero B, Carballo-Costa L (2014) Важность диетического лечения воспалительного процесса у пациентов с ревматоидным артритом; Обзор. Нутр Хосп 29 (2): 237–245. DOI: 10.3305 / nh.2014.29.2.7067

    PubMed Google Scholar

  • 119.

    Stamp LK, James MJ, Cleland LG (2005) Диета и ревматоидный артрит: обзор литературы. Semin Arthritis Rheum 35 (2): 77–94. DOI: 10.1016 / j.semarthrit.2005.05.001

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 120.

    Smedslund G, Byfuglien MG, Olsen SU, Hagen KB (2010) Эффективность и безопасность диетических вмешательств при ревматоидном артрите: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований.J Am Diet Assoc 110 (5): 727–735. DOI: 10.1016 / j.jada.2010.02.010

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 121.

    Hagen KB, Byfuglien MG, Falzon L, Olsen SU, Smedslund G (2009) Диетические вмешательства при ревматоидном артрите. Кокрановская база данных Syst Rev. doi: 10.1002 / 14651858.CD006400.pub2

    Google Scholar

  • 122.

    Лоуренс Г.Д. (2013) Пищевые жиры и здоровье: диетические рекомендации в контексте научных данных. Adv Nutr 4 (3): 294–302. DOI: 10.3945 / an.113.003657

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 123.

    Gossec L, Pavy S, Pham T, Constantin A, Poiraudeau S, Combe B, Flipo RM, Goupille P, Le Loët X, Mariette X, Puéchal X, Wendling D, Schaeverbeke T, Sibilia J, Tebib J, Cantagrel A, Dougados M (2006) Нефармакологические методы лечения раннего ревматоидного артрита: руководящие принципы клинической практики, основанные на опубликованных доказательствах и мнении экспертов.Joint Bone Spine 73 (4): 396–402

    Статья PubMed Google Scholar

  • 124.

    Мартин Р.Х. (1998) Роль питания и диеты при ревматоидном артрите. Proc Nutr Soc 57 (2): 231–234

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 125.

    ВОЗ (2015) Всемирная организация здравоохранения. Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ). Информационный бюллетень № 317. Обновлено в январе 2015 г. http: // www.who.int/mediacentre/factsheets/fs317/en/. По состоянию на 21 июля 2015 г.

  • 126.

    Salehi-Abargouei A, Maghsoudi Z, Shirani F, Azadbakht L (2013) Влияние диетических подходов для остановки гипертонии (DASH) в стиле диеты на смертельные или нефатальные сердечно-сосудистые заболевания — заболеваемость: систематический обзор и метаанализ наблюдательных проспективных исследований. Питание 29 (4): 611–618

    Статья PubMed Google Scholar

  • 127.

    Huth PJ, Park KM (2012) Влияние потребления молочных продуктов и молочного жира на риск сердечно-сосудистых заболеваний: обзор доказательств.Adv Nutr 3 (3): 266–285

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 128.

    Бенатар Дж. Р., Сидху К., Стюарт Р. А. (2013) Влияние молочной пищи с высоким и низким содержанием жира на кардиометаболические факторы риска: метаанализ рандомизированных исследований. PLoS One 8 (10): e76480

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 129.

    Ralston RA, Lee JH, Truby H, Palermo CE, Walker KZ (2012) Систематический обзор и метаанализ повышенного кровяного давления и потребления молочных продуктов.J Hum Hypertens 26 (1): 3–13

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 130.

    Soedamah-Muthu SS, Verberne LD, Ding EL, Engberink MF, Geleijnse JM (2012) Потребление молочных продуктов и частота гипертонии: метаанализ результатов проспективных когортных исследований. Гипертония 60 (5): 1131–1137

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 131.

    Qin LQ, Xu JY, Han SF, Zhang ZL, Zhao YY, Szeto IM (2015) Потребление молочных продуктов и риск сердечно-сосудистых заболеваний: обновленный метаанализ проспективных когортных исследований.Asia Pac J Clin Nutr 24 (1): 90–100

    PubMed Google Scholar

  • 132.

    Soedamah-Muthu SS, Ding EL, Al-Delaimy WK, Hu FB, Engberink MF, Willett WC, Geleijnse JM (2011) Потребление молока и молочных продуктов, частота сердечно-сосудистых заболеваний и общая смертность: доза- метаанализ ответов проспективных когортных исследований. Am J Clin Nutr 93 (1): 158–171

    Статья PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 133.

    Hu D, Huang J, Wang Y, Zhang D, Qu Y (2014) Молочные продукты и риск инсульта: метаанализ проспективных когортных исследований. Nutr Metab Cardiovasc Dis 24 (5): 460–469

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 134.

    Perk J, De Backer G, Gohlke H, Graham I, Reiner Z, Verschuren M, Albus C, Benlian P, Boysen G, Cifkova R, Deaton C, Ebrahim S, Fisher M, Germano G, Hobbs R, Hoes A, Karadeniz S, Mezzani A, Prescott E, Ryden L, Scherer M, Syvänne M, Scholte Op Reimer WJ, Vrints C, Wood D, Zamorano JL, Zannad F (2012) Европейские рекомендации по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний в клинической практике. практика (версия 2012 г.).Пятая объединенная рабочая группа Европейского общества кардиологов и других обществ по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний в клинической практике (состоит из представителей девяти обществ и приглашенных экспертов). Eur Heart J 33 (13): 1635–1701

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 135.

    Eckel RH, Jakicic JM, Ard JD, de Jesus JM, Houston Miller N, Hubbard VS, Lee IM, Lichtenstein AH, Loria CM, Millen BE, Nonas CA, Sacks FM, Smith SC, Svetkey LP, Вадден Т.А., Яновски С.З., Кендалл К.А., Морган Л.К., Тризолини М.Г., Веласко Дж., Винек Дж., Андерсон Дж. Л., Гальперин Дж. Л., Альберт Н. М., Бозкурт Б., Бриндис Р. Г., Кертис Л. Х., Деметс Д., Хохман Дж. С., Ковач Р. Дж., Омман Е. М. , Pressler SJ, Sellke FW, Shen WK, Smith SC, Tomaselli GF (2014) Рекомендации AHA / ACC по управлению образом жизни для снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний, 2013 г .: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям.Тираж 129 (25 (Приложение 2)): S76 – S99

    Статья PubMed Google Scholar

  • 136.

    de Oliveira Otto MC, Mozaffarian D, Kromhout D, Bertoni AG, Sibley CT, Jacobs DR, Nettleton JA (2012) Диетическое потребление насыщенных жиров в зависимости от источника пищи и сердечно-сосудистых заболеваний: мультиэтническое исследование Атеросклероз. Am J Clin Nutr 96 (2): 397–404

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 137.

    Чоудхури Р., Варнакула С., Кунуцор С., Кроу Ф., Уорд Х.А., Джонсон Л., Франко ОХ, Баттерворт А.С., Форухи Н.Г., Томпсон С.Г., Хоу К.Т., Мозаффариан Д., Данеш Дж. (2014) Ди Ангелантонио Э (2014) диетические, циркулирующие и добавочные жирные кислоты с риском коронарного заболевания: систематический обзор и метаанализ. Ann Intern Med 160 (6): 398–406

    Статья PubMed Google Scholar

  • 138.

    Болланд MJ, Avenell A, Baron JA, Gray A, MacLennan GS, Gamble GD, Reid IR (2010) Влияние добавок кальция на риск инфаркта миокарда и сердечно-сосудистых событий: метаанализ.BMJ 341: c3691. DOI: 10.1136 / bmj.c3691

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 139.

    Kanis JA, Johansson H, Oden A, De Laet C, Johnell O, Eisman JA, Mc Closkey E, Mellstrom D, Pols H, Reeve J, Silman A, Tenenhouse A (2005) Мета-анализ потребления молока и риска переломов: низкая полезность для выявления случаев заболевания. Остеопороз Int 16 (7): 799–804

    Статья Google Scholar

  • 140.

    Owusu W, Willett WC, Feskanich D, Ascherio A, Spiegelman D, Colditz GA (1997) Потребление кальция и частота переломов предплечья и бедра среди мужчин. J Nutr 127 (9): 1782–1787

    PubMed CAS Google Scholar

  • 141.

    Камминг Р.Г., Каммингс С.Р., Невитт М.К., Скотт Дж., Энсруд К.Э., Фогт TM, Фокс К. (1997) Потребление кальция и риск переломов: результаты исследования остеопоротических переломов. Am J Epidemiol 145 (10): 926–934

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 142.

    Meyer HE, Pedersen JI, Løken EB, Tverdal A (1997) Диетические факторы и частота переломов бедра у норвежцев среднего возраста. Перспективное исследование. Am J Epidemiol 145 (2): 117–123

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 143.

    Fujiwara S, Kasagi F, Yamada M, Kodama K (1997) Факторы риска перелома бедра в когорте японцев. J Bone Miner Res 12 (7): 998–1004

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 144.

    Feskanich D, Bischoff-Ferrari HA, Frazier AL, Willett WC (2014) Потребление молока в подростковом возрасте и риск переломов шейки бедра у пожилых людей. Педиатрия JAMA 168 (1): 54–60. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2013.3821

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 145.

    Feart C, Lorrain S, Ginder Coupez V, Samieri C, Letenneur L, Paineau D, Barberger-Gateau P (2013) Приверженность средиземноморской диете и риск переломов у французских пожилых людей.Osteoporos Int 24 (12): 3031–3041

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 146.

    Benetou V, Orfanos P, Zylis D, Sieri S, Contiero P, Tumino R, Giurdanella MC, Peeters PH, Linseisen J, Nieters A, Boeing H, Weikert C, Pettersson U, Johansson I, Bueno- de-Mesquita HB, Dorronsoro M, Boffetta P, Trichopoulou A (2011) Диета и переломы бедра среди пожилых европейцев в когорте EPIC. Eur J Clin Nutr 65 (1): 132–139

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 147.

    Díez-Pérez A, González-Macías J, Marín F, Abizanda M, Alvarez R, Gimeno A, Pegenaute E, Vila J (2007) Прогнозирование абсолютного риска переломов вне позвоночника с использованием клинических факторов риска и количественного УЗИ пятки. Osteoporos Int 18 (5): 629–639

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 148.

    Рой Д.К., О’Нил Т.В., Финн Д.Д., Лант М., Силман А.Дж., Фельзенберг Д., Армбрехт Дж., Бэнзер Д., Беневоленская Л.И., Бхалла А, Брюгге Армас Дж., Канната Дж. , Диас М.Н., Истелл Р., Ершова О.Б., Фельш Б., Гоуин В., Хавелка С., Хошовски К., Исмаил А.А., Яджич И., Джанотт И., Джонелл О., Канис Дж. А., Крагл Г., Лопес Ваз А., Лоренц Р., Лиритис Г., Masaryk P, Matthis C, Miazgowski T, Gennari C, Pols HA, Poor G, Raspe HH, Reid DM, Reisinger W, Scheidt-Nave C, Stepan JJ, Todd CJ, Weber K, Woolf AD, Reeve J (2003) Детерминанты случаев перелома позвоночника у мужчин и женщин: результаты Европейского проспективного исследования остеопороза (EPOS).Osteoporos Int 14 (1): 19–26. DOI: 10.1007 / s00198-002-1317-8

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 149.

    Looker AC, Harris TB, Madans JH, Sempos CT (1993) Диетический кальций и риск перелома бедра: последующее эпидемиологическое исследование NHANES I. Osteoporos Int 3 (4): 177–184

    Статья PubMed CAS Google Scholar

  • 7 x молочные продукты — блог

    Мы хотели бы поделиться списком наиболее часто используемых молочных продуктов и рассказать о том, как вы можете эффективно использовать их на своей кухне.

    1. Маскарпоне
    2. Сметана
    3. Crème Fraîche
    4. Греческий йогурт
    5. Положить трубку
    6. Кварк
    7. Пахта
    7 молочных продуктов

    1. Маскарпоне

    Маскарпоне — итальянский молочный продукт. В процессе приготовления маскарпоне в сливки добавляют лимон. Реакция лимонной кислоты разделит жидкость на твердые части. Затем сливки сливают, и остается густой сливочный «сыр».

    Первое, что придет вам в голову, это приготовить тирамису. Вы также можете использовать его в других десертах (например, клубничный пирог с пеканом), а также для всех видов пасты и других горячих блюд (например, равиоли из красной свеклы).

    Малиновый тирамису

    2. Сметана

    В сметане меньше жира, чем, например, в сметане. сливки и крем-фреш, а именно 20% жирности вместо 35%. Однако по текстуре создается впечатление, что это более густой и, следовательно, более жирный продукт.Такая консистенция достигается за счет подкисления сливок бактериальной культурой.

    Сметану можно использовать во всех освежающих рецептах, например, в заправках и соусах. Например. для создания сливочного салата из огурцов или для завершения блюда, такого как тушеное мясо из мексиканской фасоли, с ложкой сметаны.

    3. Crème Fraîche

    Crème Fraîche — это, по сути, жирные сливки, которые загустели из-за ферментации из-за добавления закваски (бактерий). Он имеет высокую кислотность и его можно легко нагреть с небольшой вероятностью свертывания.Это делает его идеальным дополнением к супу, например к нашему огуречному супу, или в качестве дополнения к томатной тарталетке.

    4. Греческий йогурт

    Возможно, вы думаете, что все эти бактерии в молочных продуктах звучат не очень хорошо. Не говоря уже о том, что полезно, а что нет, бактерии на самом деле помогают вашему организму пищеварению. Мы имеем в виду полезные бактерии, которые также добавляли в молоко для создания греческого йогурта. В результате реакции жидкость будет отделена от твердых частей, например, для большинства молочных продуктов.Иногда они даже добавляют больше сливок к твердым частям, чтобы получить сливочно-мягкий йогурт, который мы знаем как греческий йогурт.

    Греческий йогурт можно использовать точно так же, как и другие виды йогуртов, самый известный рецепт — это, вероятно, цацики. Вы также можете приготовить прекрасный десерт или завтрак из свежих фруктов, используя греческий йогурт.

    Греческий йогурт маскарпоне с черникой и медом

    5. Положить трубку

    Обычный йогурт был помещен в сырную ткань (и дуршлаг) на ночь, чтобы вся жидкость слилась, а оставшийся густой йогурт стал очень гладким и мягким.По консистенции что-то среднее между жирными сливками и греческим йогуртом. Его используют в качестве десерта, и вы можете добавлять всевозможные подсластители, и его лучше всего сочетать с фруктами, такими как mille-feuille с клубникой. Вы также можете очень легко повесить трубку, например, добавление пюре из огурца.

    6. Кварк

    Процесс создания творога похож на приготовление сыра. Чтобы получить сыр, вы нагреете молоко с добавлением сычужного фермента, и молоко разделится на творог сверху и сыворотку снизу. Но для создания творога температура нагрева молока будет намного ниже, и они используют меньше сычужного фермента.В результате этого процесса вы получите густую и довольно кислую консистенцию, известную как творог. На самом деле доступны все виды кварков, одни из них гладкие, а другие более жесткие.

    Творог можно использовать во многих десертах, например, в клубничном десерте. Вы также можете приготовить этот очаровательный творожный пирог с малиной. Знаете ли вы, что вы также можете заменить часть сливочного масла творогом во всех видах корок для пирогов? Так, например, для теста требуется 100 г сливочного масла, вы можете заменить 25 г сливочного масла творогом, чтобы получить «более полезное» тесто.

    7. Пахта

    Пахта — это простокваша, она не только по вкусу отличается от обычного молока, но и немного гуще. Традиционная пахта — это жидкость, оставшаяся после взбивания сливок. В настоящее время процесс изготовления масла изменился, поэтому нет остатков и пахты, поскольку мы знаем, что это снова происходит из-за добавления бактерий в молоко.

    Кислый вкус пахты отлично подходит для активации разрыхлителей, таких как дрожжи, разрыхлитель или пищевая сода.Из-за кислинки блины, кексы и т. Д. Получатся более воздушными. Он также идеально подходит для нежной курицы, но вы также можете замариновать курицу в йогурте вместо пахты. Нежность курицы обусловлена ​​кислотами и ферментами, содержащимися в пахте и йогурте. Здесь у нас есть рецепт нежной жареной курицы.

    Кексы из пахты и черники


    Посмотреть исходный блог по адресу:
    https://ohmydish.com/blog/7-x-dairy-products

    Метаболический синдром и молочные продукты

    Назад к сердечно-сосудистым заболеваниям

    Несколько исследований, включая метаанализы, показывают, что молочные продукты связаны со сниженным риском развития метаболического синдрома.

    Основные моменты

    • Исследования показали, что молочные продукты (например, молоко, йогурт и сыр) обратно связаны с развитием метаболического синдрома;
    • Молочные продукты с высоким содержанием жира, по-видимому, не увеличиваются и могут фактически снизить риск развития метаболического синдрома;
    • Некоторые питательные вещества и компоненты молока, по-видимому, ответственны за потенциальные механизмы, лежащие в основе защитного действия молочных продуктов против метаболического синдрома.

    Сводка

    Растет количество данных о роли молочных продуктов в предотвращении метаболического синдрома. В последние годы ряд исследований и метаанализов показали, что более высокое потребление молочных продуктов, включая молоко, йогурт и сыр, связано со значительным снижением риска развития метаболического синдрома. Текущие данные показывают, что молочные продукты с повышенным содержанием жира также связаны с более низким риском метаболического синдрома.Потенциальные механизмы, по-видимому, включают множество ролей, выполняемых множеством молочных пищевых компонентов, включая: белок и биоактивные пептиды, витамин D, кальций, калий и магний, молочный жир и конъюгированную линолевую кислоту.

    Основные сведения о метаболическом синдроме

    Метаболический синдром также известен как кардиометаболический синдром, синдром инсулинорезистентности или синдром X. Он состоит из группы кардиометаболических факторов риска, которые подвергают человека повышенному риску сердечно-сосудистых заболеваний.Фактически, метаболический синдром считается важным фактором сердечно-сосудистых заболеваний и диабета 2 типа.

    В Канаде примерно 21% взрослых в возрасте от 18 до 79 лет страдают метаболическим синдромом, согласно Канадскому исследованию показателей здоровья. 1 Распространенность метаболического синдрома увеличивается с возрастом, и, по оценкам, им страдают 39% взрослых в возрасте от 60 до 79 лет.

    В соответствии с международными согласованными рекомендациями Международной федерации диабета (IDF) в сотрудничестве с Американской кардиологической ассоциацией / Национальным институтом сердца, легких и крови (AHA / NHLBI) диагноз метаболического синдрома ставится при 3 из присутствуют следующие 5 факторов риска: 2

    Критерии клинической диагностики метаболического синдрома 2

    (Диагноз = 3 или более факторов риска)

    Факторы риска Категориальные точки разделения
    Повышенная окружность талии

    Определения для населения и страны (в Канаде, установлено Министерством здравоохранения Канады)

    ≥102 см (мужчины)
    ≥88 см (женщины)

    Повышенные триглицериды
    (или медикаментозное лечение повышенных триглицеридов)
    ≥1.7 ммоль / л
    Снижение уровня ХС ЛПВП
    (или медикаментозное лечение для снижения уровня ХС ЛПВП)
    <1,0 ммоль / л (мужчины)
    <1,3 ммоль / л (женщины)
    Повышенное артериальное давление
    (или лечение антигипертензивными препаратами или гипертония в анамнезе)
    Систолическое ≥130 мм рт. Ст. И / или диастолическое ≥85 мм рт. Ст.
    Повышенный уровень глюкозы натощак
    (или медикаментозное лечение повышенного уровня глюкозы)
    ≥5,6 ммоль / л

    Свидетельства

    В метаанализе наблюдательных исследований 2018 г. оценивалась зависимость доза-реакция между конкретными типами молочных продуктов и метаболическим синдромом и его компонентами.Этот анализ включал в общей сложности 29 когортных исследований, 10 перекрестных исследований и 2 исследования методом случай-контроль. 3

    • Самая высокая категория общего потребления молочной пищи по сравнению с самой низкой была связана со снижением риска метаболического синдрома на 25%.
    • Каждая дополнительная ежедневная порция потребляемых молочных продуктов была связана со снижением риска метаболического синдрома на 9%.
      • Каждые 200 г молока в день были связаны со снижением риска на 13%.
      • Каждые 100 г йогурта в день были связаны с 18% снижением риска.
    • Более высокое общее потребление молочной пищи было связано с более низким риском компонентов метаболического синдрома (повышенный уровень глюкозы в крови, артериальное давление, триглицериды и низкий уровень холестерина ЛПВП).
      • Каждая ежедневная порция молока была связана с 12% снижением риска абдоминального ожирения.
      • Каждая ежедневная порция йогурта была связана с 16% снижением риска гипергликемии.

    В метаанализе наблюдательных исследований 2015 г. оценивалось влияние потребления молочных продуктов на риск развития метаболического синдрома.Анализ включал 8 проспективных когортных исследований с 31 944 участниками. 4

    • Самая высокая категория потребления молочных продуктов по сравнению с самой низкой была связана со снижением риска метаболического синдрома на 15%;
    • Было обнаружено, что более высокое потребление молока и сыра значительно снижает риск метаболического синдрома на 24% и 19% соответственно;
    • Каждая дополнительная порция молочных продуктов в день была связана с 12% снижением риска метаболического синдрома .

    В другом метаанализе 7 проспективных когортных исследований 2015 г. авторы обнаружили, что: 5

    • Более высокое потребление молочных продуктов было связано с 14% меньшим риском развития метаболического синдрома;
    • Молоко было связано с 25% снижением риска метаболического синдрома;
    • Каждая дополнительная порция молочных продуктов в день была связана с 6% снижением риска метаболического синдрома .

    Drehmer et al.исследовали связь между различными типами молочных продуктов с различным содержанием жира и метаболическим синдромом. Анализ состоял из 9835 субъектов в возрасте от 35 до 74 лет из проспективного когортного исследования Brazilian Longitudinal Study of Adult Health. 6

    • Молочные продукты, особенно жирные молочные продукты, масло и йогурт, были связаны со снижением риска метаболического синдрома; ;
    • Ассоциации, по-видимому, опосредуются насыщенными жирными кислотами молочных продуктов;
    • Нежирные молочные продукты не были связаны с риском метаболического синдрома.

    Используя данные проекта SUN (Seguimiento Universidad de Navarra), проспективного когортного исследования в Испании, связь между потреблением йогурта и заболеваемостью метаболическим синдромом была изучена среди 8063 участников, у которых было минимум 6 лет наблюдения. 7

    • Более высокое потребление йогурта, особенно цельного жира, было связано с 15% снижением риска развития центрального ожирения;
    • Комбинация йогурта и фруктов была связана со снижением риска развития метаболического синдрома.

    В проспективном анализе 1868 взрослых в возрасте от 55 до 80 лет из исследования PREDIMED (Prevención con Dieta Mediterránea) через 3 года наблюдения авторы отметили следующее: 8

    • Более высокое потребление низко- жирные молочные продукты были связаны с 23% снижением риска метаболического синдрома;
    • Употребление йогурта (включая цельножирный и обезжиренный) было связано со снижением риска развития метаболического синдрома на 22–27%.

    Возможные механизмы

    Белок и биоактивные пептиды
    Было показано, что молочный белок, особенно сывороточный белок, улучшает состав тела и оказывает положительное влияние на синтез мышечного белка.Также было показано, что сывороточный протеин помогает контролировать уровень глюкозы в крови. 9

    Кроме того, биоактивные пептиды в молочном белке могут помочь в снижении артериального давления благодаря своему ингибирующему действию на ангиотензинпревращающий фермент (АПФ). 9

    Витамин D
    Несколько эпидемиологических исследований показали, что адекватное потребление витамина D и его статус могут защищать от метаболического синдрома. Было предложено множество механизмов, объясняющих, как витамин D может влиять на кардиометаболическое здоровье. К ним относятся: 10

    • уменьшение дислипидемии за счет поддержания гомеостаза кальция,
    • стимуляция выработки и высвобождения инсулина,
    • регуляция ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, которая помогает контролировать кровяное давление.

    Кальций, калий и магний
    Данные свидетельствуют о том, что кальций может улучшить липидный профиль крови за счет возможного опосредования экскреции фекального жира. 9

    Кроме того, кальций, калий и магний в молоке могут помочь в управлении артериальным давлением, уменьшая задержку натрия с помощью различных механизмов. 9 Пищевой кальций может помочь в гормональной регуляции внутриклеточного кальция, что благоприятно влияет на кровяное давление. Калий также способствует ингибированию провоспалительных процессов в гладкомышечных клетках сосудов, уменьшая агрегацию тромбоцитов и снижая сопротивление сосудов почек. Магний также может играть роль в модуляции внутриклеточной концентрации кальция.

    Молочный жир и конъюгированная линолевая кислота (CLA)
    Молочный жир, по-видимому, улучшает соотношение холестерина ЛПВП к общему холестерину. Насыщенные жирные кислоты, присутствующие в молочном жире, также могут оказывать нейтральное или положительное влияние на уровень триглицеридов. 9

    Было показано, что CLA имеет много потенциальных преимуществ для кардиометаболического здоровья, особенно за счет его воздействия на липиды и липопротеины плазмы. 9

    Определенные молочные жирные кислоты (например,, 15: 0 и 17: 0), которые считаются биомаркерами потребления молочных продуктов / молочных жиров, были связаны со снижением риска сердечно-сосудистых заболеваний и диабета 2 типа. 11,12,13

    Заключение

    Текущие данные свидетельствуют о том, что молоко и молочные продукты, включая молоко, йогурт и сыр, связаны со сниженным риском развития метаболического синдрома.

    Молочные продукты с высоким и низким содержанием жира могут помочь предотвратить метаболический синдром.

    Необходимы дополнительные исследования для дальнейшего выяснения механистической роли компонентов молока в предотвращении развития метаболического синдрома.

    Список литературы

    1. Статистическое управление Канады. 2014. Метаболический синдром у взрослых, 2012–2013 гг. Www.statcan.gc.ca. По состоянию на 27 ноября 2018 г.
    2. Alberti KG et al. Гармонизация метаболического синдрома: совместное промежуточное заявление Целевой группы Международной федерации диабета по эпидемиологии и профилактике; Национальный институт сердца, легких и крови; Американская Ассоциация Сердца; Всемирная федерация сердца; Международное общество атеросклероза; и Международная ассоциация изучения ожирения. Тираж 2009; 120: 1640-1645.
    3. Lee M et al. Потребление молочной пищи связано с более низким риском метаболического синдрома и его компонентов: систематический обзор и метаанализ. Br J Nutr 2018; 120: 373-384.
    4. Kim Y и Je Y. Потребление молочных продуктов и риск метаболического синдрома: метаанализ. Diabet Med 2015. DOI: 10.1111 / dme.12970.
    5. Chen GC et al. Потребление молочных продуктов и метаболический синдром у взрослых: систематический обзор и метаанализ наблюдательных исследований. Научный журнал 2015; 5: 14606.
    6. Drehmer M et al. Полное и жирное, но не обезжиренное потребление молочных продуктов обратно связано с метаболическим синдромом у взрослых. J Nutr 2015. doi: 10.3945 / jn.115.220699.
    7. Sayón-Orea C et al. Связь между потреблением йогурта и риском метаболического синдрома в течение 6 лет в исследовании SUN. BMC Public Health 2015; 15: 170.
    8. Babio N et al. Потребление йогурта, обезжиренного молока и других обезжиренных молочных продуктов связано с более низким риском развития метаболического синдрома у пожилого средиземноморского населения. J Nutr 2015; 145: 2308-2316.
    9. Rice BH et al. Молочные компоненты и факторы риска кардиометаболического синдрома: последние данные и возможности для будущих исследований. Adv Nutr 2011; 2: 396-407.
    10. Muldowney S и Kiely M. Витамин D и кардиометаболическое здоровье: обзор доказательств. Nutr Res. Ред. 2011; 24: 1-20.
    11. Santaren ID et al. Пентадекановая кислота (15: 0) в сыворотке крови, краткосрочный маркер потребления молочной пищи, обратно пропорциональна заболеванию диабетом 2 типа и лежащим в его основе расстройствам. Am J Clin Nutr 2014; 100: 1532-1540.
    12. Chowdhury R et al. Связь диетических, циркулирующих и дополнительных жирных кислот с коронарным риском: систематический обзор и метаанализ. Ann Intern Med 2014; 160: 398-406.
    13. de Oliveira Otto MC et al. Биомаркеры молочных жирных кислот и риск сердечно-сосудистых заболеваний в мультиэтническом исследовании атеросклероза. J Am Heart Assoc 2013; 2: e000092.

    Ключевые слова: метаболический синдром , кальций , биоактивные пептиды , Витамин Д , конъюгированная линолевая кислота

    границ | Потребление молочных продуктов и риск рака мочевого пузыря у простаты, легких, толстой кишки и яичников (PLCO) Когорта

    Введение

    Рак мочевого пузыря занимает 10-е место в мире по распространенности рака: в 2018 г. было зарегистрировано 549 000 новых случаев заболевания и 200 000 смертей (1, 2).Наиболее известными факторами риска рака мочевого пузыря являются курение сигарет и профессиональное воздействие ароматических аминов и 4,4′-метиленбис (2-хлоранилина) (3). К менее установленным факторам риска рака мочевого пузыря относятся отсутствие физической активности (4), ожирение (5), наличие в анамнезе камней в моче (6) и хроническая инфекция мочевыводящих путей (7).

    Недавно несколько эпидемиологических исследований показали потенциальную обратную связь между потреблением молочных продуктов и риском рака мочевого пузыря, а метаанализ показал, что потребление йогурта было значительно связано со снижением риска рака мочевого пузыря (8).Однако два проспективных исследования (9, 10), включенные в этот метаанализ, показали противоречивые результаты. Другой метаанализ Bermejo et al. (11) также указали на снижение риска рака мочевого пузыря, связанное со средним потреблением всех молочных продуктов и со средним и высоким потреблением молока и кисломолочных продуктов. Однако объединенный анализ 13 когортных исследований Acham et al. (12) не смогли найти значимой связи между молочными продуктами в целом или по отдельности и риском рака мочевого пузыря.Это исследование направлено на то, чтобы внести свой вклад в эту дискуссию, рассматривая связь между потреблением молочных продуктов и риском рака мочевого пузыря в когорте простаты, легких, толстой кишки и яичников (PLCO).

    Материалы и методы

    Источники данных

    Исследование PLCO — это крупное популяционное скрининговое исследование рака, предназначенное для оценки того, могут ли выбранные методы скрининга снизить смертность от рака простаты, легких, колоректального рака и рака яичников, как описано ранее (13).Вкратце, 154 952 человека в возрасте 55–74 лет были набраны через 10 центров в Соединенных Штатах в период с 1993 по 2001 год. Субъекты включались в это исследование, если они заполнили базовый вопросник и не страдали от рака до заполнения анкеты диетического анамнеза (DHQ). Все участники предоставили письменное информированное согласие, и исследование было одобрено экспертными советами при Национальном институте рака.

    Сбор данных

    Базовая анкета включала самооценку демографических данных (напр.g., возраст, пол, этническая принадлежность и образование), статус курения, семейный анамнез рака и медицинский анамнез. Данные о питании были собраны с использованием DHQ (14), который включал размер порции и частоту потребления 124 продуктов питания и использование добавок в течение прошлого года. Количество потребляемых молочных продуктов было рассчитано с использованием файла подробного анализа, выводимого DietCalc, который определяет количество в граммах по полу и размеру порции с использованием базы данных о питательных веществах, основанной на национальных данных о питании (Постоянное исследование потребления пищи отдельными лицами, проведенное Министерством сельского хозяйства США за 1994–96 гг., Доступно из Исследовательской группы исследований пищевых продуктов Министерства сельского хозяйства США) (15).

    Выявление рака мочевого пузыря

    участникам исследования ежегодно рассылались анкеты для выявления случаев рака. Все сообщения о раке мочевого пузыря отслеживались, а медицинские записи извлекались и анализировались для установления случая. В этом анализе случай рака мочевого пузыря был определен в соответствии с Международной классификацией онкологических заболеваний, второе издание (МКБ-О-2), коды C67.0-C67.9. Жизненный статус был получен с помощью анкетирования Ежегодного обновления исследования, отчетов родственников, друзей или врачей, а также поиска по Национальному индексу смертности.

    Статистический анализ

    Регрессия пропорциональных рисков Кокса

    была использована для оценки отношений рисков (HR) и 95% доверительных интервалов (CI). Модели были скорректированы по возрасту (категориальный), полу (мужчина против женщины), расе (белые, неиспаноязычные или другие), индексу массы тела на момент включения (<25 против ≥25 кг / м 2 ), образование (≤ старшая школа по сравнению с ≥ некоторым колледжем), статус курения (никогда по сравнению с бывшим ≤ 15 лет с момента отказа по сравнению с бывшим> 15 лет с момента отказа по сравнению с предыдущим годом с момента отказа неизвестно vs.курильщик в настоящее время ≤ 1 пачки в день по сравнению с нынешним курильщиком> 1 пачка в день по сравнению с текущей интенсивностью курения неизвестно), потребление овощей (непрерывно), потребление фруктов (непрерывно), потребление чая (непрерывно), употребление алкоголя (никогда по сравнению с прежним) по сравнению с текущим), общее потребление энергии (непрерывное), группа рандомизации (вмешательство или контроль), семейный анамнез любого рака (да или нет) и семейное положение (женат или не женат). Недостающие значения для ковариат рассматривались в моделях как фиктивные переменные. p для тенденции было рассчитано с использованием непрерывной переменной, созданной из медиан в пределах квартилей диетических продуктов.Тесты отношения правдоподобия использовались для проверки нарушений предположения о пропорциональных рисках Кокса и неоднородности ассоциаций. Модель с ограниченным кубическим сплайном (16) с тремя узлами (т.е. 10-м, 50-м и 90-м процентилями) также использовалась для изучения связи между общим потреблением молока с пищей и риском рака мочевого пузыря. Все статистические анализы были выполнены с использованием программного обеспечения STATA версии 15 (Stata Corp, College Station, TX, USA). Все тесты были двусторонними.

    Результаты

    После медианы 12.За 5 лет наблюдения было выявлено 776 новых случаев рака мочевого пузыря у 101 721 человека, включенного в наше исследование. Пациенты были старше, чаще были мужчинами и с большей вероятностью были курильщиками в настоящее время или бывшими курильщиками. В таблице 1 показаны основные характеристики включенных субъектов с раком мочевого пузыря и без него.

    Таблица 1 . Основная характеристика 101 721 субъекта в скрининговом исследовании рака PLCO.

    Мы не обнаружили статистически значимой связи между общим потреблением молока и риском рака мочевого пузыря (Таблица 2).Многофакторный скорректированный HR рака мочевого пузыря для участников из самой высокой категории общего потребления молока (525,87 г / день) по сравнению с участниками из самой низкой категории (5,49 г / день) составил 1,13 (95% ДИ: 0,92–1,40; p. для тренда = 0,243). График сплайновой регрессии риска рака мочевого пузыря по отношению к общему потреблению молока показан на рисунке 1. Не было статистических доказательств нелинейности ( p для нелинейности> 0,05). При стратификации по полу результаты существенно не различались.Общее потребление молока не было связано с риском рака мочевого пузыря ни у мужчин (HR Q4vsQ1 = 1,06, 95% ДИ = 0,84–1,34), ни у женщин (HR Q4vsQ1 = 1,26, 95% ДИ = 0,80–1,98).

    Таблица 2 . Связь между потреблением молочных продуктов и риском рака мочевого пузыря в скрининговом исследовании рака PLCO.

    Рисунок 1 . Анализ «доза-реакция» с использованием модели с ограниченным кубическим сплайном для связи между общим потреблением молока и риском рака мочевого пузыря.Сплошные линии представляют точечные оценки, а пунктирные линии — 95% доверительные интервалы. Гистограммы показывают процент участников (левая ось Y), относящихся к каждому уровню общего потребления молока.

    Среди отдельных молочных продуктов не наблюдалось статистически значимой связи для широкого спектра молочных продуктов, включая цельное молоко, 2% -ное молоко, 1% -ное молоко, обезжиренное молоко, йогурт, обычное масло, нежирное масло, обычный сыр, маложирное масло. жирный сыр и обезжиренный сыр (Таблица 2). Эти ассоциации не были изменены статусом курения ( p для взаимодействия> 0.05).

    Обсуждение

    В этом большом проспективном исследовании различные неферментированные и ферментированные молочные продукты не были связаны с риском рака мочевого пузыря в моделях с поправкой на возраст и пол или моделях с множественной поправкой. Нулевые ассоциации не различались между группами, определяемыми статусом курения.

    Обновленный проект непрерывного обновления WCRF-AICR в 2017 году показал, что риск колоректального рака снижается на 13% на каждые 400 г / день потребления молочных продуктов (95% ДИ: 10–17%) (17).Точно так же четыре недавних метаанализа (8, 11, 18, 19) сообщили об обратной связи между потреблением молочных продуктов, особенно ферментированных молочных продуктов, и риском рака мочевого пузыря. Эти ассоциации могут отличаться в зависимости от географического региона. Например, метаанализ Mao et al. (19) сообщили о значительном защитном эффекте потребления молока от рака мочевого пузыря в Азии, но не в Европе. Однако этот метаанализ включал исследования как случай – контроль, так и когортные исследования. Доказательства проспективных исследований были относительно ограниченными и противоречивыми (9, 10).Keszei et al. (9) сообщили, что общее потребление молочных продуктов не было связано с риском рака мочевого пузыря в голландском когортном исследовании диеты и рака, хотя были некоторые слабые доказательства того, что риск рака мочевого пузыря был обратно связан с ферментированными молочными продуктами. Ларссон и др. (10) также не обнаружили связи между общим потреблением молочных продуктов и риском рака мочевого пузыря в проспективном исследовании шведских женщин и мужчин. Тем не менее, их исследование предоставило некоторые доказательства того, что высокое потребление кисломолочного молока может снизить риск рака мочевого пузыря.Поэтому мы провели этот анализ в исследовании PLCO, и в результате мы не нашли доказательств того, что потребление сырых или ферментированных молочных продуктов было связано с риском рака мочевого пузыря.

    Сильные стороны исследования PLCO включали перспективный дизайн, большой размер выборки и высокую полноту наблюдения, что минимизировало систематическую ошибку отбора. Кроме того, была доступна информация об основных потенциальных факторах, влияющих на рак мочевого пузыря. Наконец, мы могли анализировать неферментированное и ферментированное молоко отдельно и в дальнейшем проводить анализ молочных продуктов с различным содержанием жира.Ограничения PLCO включали отсутствие повторного измерения потребления диетических продуктов во время последующего наблюдения (количество потребляемых диетических продуктов может измениться во время последующего наблюдения), потенциальную неправильную классификацию с помощью анкеты с самооценкой и возможные остаточные искажения (например, физическая активность).

    Таким образом, это исследование не подтвердило гипотезу о том, что потребление молочных продуктов было связано с риском рака мочевого пузыря. Дальнейшие хорошо спланированные большие проспективные исследования или совместные исследования по-прежнему необходимы для проверки наших результатов.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных, представленные в этой статье, недоступны, потому что данные, подтверждающие выводы этого исследования, доступны от исследовательской группы NIH PLCO. Ограничения распространяются на доступность этих данных, которые использовались по лицензии для этого исследования. Запросы на доступ к наборам данных следует направлять по адресу https://biometry.nci.nih.gov/cdas/datasets/plco/.

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены экспертными советами при Национальном институте рака.Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

    Взносы авторов

    XX разработал исследование, провел анализ данных и подготовил рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Конфликт интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Автор благодарит Национальный институт рака за доступ к данным NCI, собранным в ходе скринингового исследования рака простаты, легких, колоректального рака и яичников (PLCO). Утверждения, содержащиеся в данном документе, принадлежат исключительно автору и не представляют и не подразумевают согласия или одобрения со стороны NCI.

    Список литературы

    1. Брей Ф., Ферли Дж., Сурджоматарам И., Сигель Р.Л., Торре Л.А., Джемаль А. Глобальная статистика рака 2018: оценки GLOBOCAN заболеваемости и смертности от 36 раковых заболеваний в 185 странах во всем мире. CA Cancer J Clin. (2018) 68: 394–424. DOI: 10.3322 / caac.21492

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Ферлей Дж., Коломбет М., Сурджоматарам И., Мазерс С., Паркин Д.М., Пинерос М. и др. Оценка глобальной заболеваемости и смертности от рака в 2018 г .: источники и методы GLOBOCAN. Int J Cancer. (2019) 144: 1941–53. DOI: 10.1002 / ijc.31937

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Летасьева С., Медведева А., Совчикова А., Дусинская М., Волковова К., Мосою С. и др.Рак мочевого пузыря, обзор факторов риска окружающей среды. Environ Health. (2012) 11 (Дополнение 1): S11. DOI: 10.1186 / 1476-069X-11-S1-S11

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Кеймлинг М., Беренс Дж., Шмид Д., Йохем К., Лейтцманн М.Ф. Связь между физической активностью и раком мочевого пузыря: систематический обзор и метаанализ. Br J Рак. (2014) 110: 1862–70. DOI: 10.1038 / bjc.2014.77

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5.Цинь Цюй, Сюй X, Ван X, Чжэн XY. Ожирение и риск рака мочевого пузыря: метаанализ когортных исследований. Азиатский Pac J Cancer Prev. (2013) 14: 3117–21. DOI: 10.7314 / APJCP.2013.14.5.3117

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Yu Z, Yue W, Jiuzhi L, Youtao J, Guofei Z, Wenbin G. Риск рака мочевого пузыря у пациентов с мочевыми камнями: метаанализ. Мочекаменная болезнь. (2018) 46: 573–9. DOI: 10.1007 / s00240-017-1033-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7.Ахтар С., Аль-Шаммари А., Аль-Абкал Дж. Хроническая инфекция мочевыводящих путей и риск карциномы мочевого пузыря: метаанализ случай-контроль и когортных исследований. World J Urol. (2018) 36: 839–48. DOI: 10.1007 / s00345-018-2206-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Кесей А.П., Схоутен Л.Дж., Голдбом Р.А., ван ден Брандт П.А. Потребление молочных продуктов и риск рака мочевого пузыря в когортном исследовании диеты и рака в Нидерландах. Am J Epidemiol. (2010) 171: 436–46.DOI: 10.1093 / AJE / kwp399

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Larsson SC, Andersson SO, Johansson JE, Wolk A. Потребление кисломолочного молока, йогурта и молочных продуктов в отношении риска рака мочевого пузыря в проспективном исследовании шведских женщин и мужчин. Am J Clin Nutr. (2008) 88: 1083–7. DOI: 10.1093 / ajcn / 88.4.1083

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Bermejo LM, López-Plaza B, Santurino C, Cavero-Redondo I, Gómez-Candela C.Потребление молока и молочных продуктов и риск рака мочевого пузыря: систематический обзор и метаанализ наблюдательных исследований. Adv Nutr. (2019) 10 (приложение 2): S224 – S38. DOI: 10.1093 / авансы / nmy119

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Ахам М., Весселиус А., ван Ош ФХМ, Ю ЭЙ-В, ван ден Брандт П.А., Уайт Э. и др. Потребление молока и других молочных продуктов и риск рака мочевого пузыря: объединенный анализ 13 когортных исследований. Eur J Clin Nutr. (2020) 74: 28–35. DOI: 10.1038 / s41430-019-0453-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Prorok PC, Andriole GL, Bresalier RS, Buys SS, Chia D, Crawford ED, et al. Дизайн скринингового исследования рака простаты, легких, толстой кишки и яичников (PLCO). Контрольные клинические испытания. (2000) 21 (6 доп.): 273S-309S. DOI: 10.1016 / S0197-2456 (00) 00098-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Система доступа к данным о раке. Набор данных DQX: Словарь данных, Приложение 2: Питательные вещества . Вашингтон, округ Колумбия: Министерство здравоохранения и социальных служб США (2013 г.).

    Google Scholar

    16. Марри Р.А., Доусон Н.В., Гарланд А. Квантильная регрессия и ограниченные кубические сплайны полезны для исследования взаимосвязей между непрерывными переменными. J Clin Epidemiol. (2009) 62: 511–7.e1. DOI: 10.1016 / j.jclinepi.2008.05.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17.Vieira AR, Abar L, Chan DSM, Vingeliene S, Polemiti E, Stevens C и др. Еда и напитки и риск колоректального рака: систематический обзор и метаанализ когортных исследований, обновление данных проекта непрерывного обновления WCRF-AICR. Ann Oncol. (2017) 28: 1788–802. DOI: 10.1093 / annonc / mdx171

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Wu J, Yu Y, Huang L, Li Z, Guo P, Xu YW. Потребление молочных продуктов и риск рака мочевого пузыря: метаанализ. Nutr Cancer. (2019) 72: 377–385. DOI: 10.1080 / 01635581.2019.1637909

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Мао Цюй, Дай И, Линь Ю.В., Цинь Дж., Се Л.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *